Погребенные заживо

Автор: я.Мы сидели в баре после работы, пили пиво с моим коллегой (назовем его Егор), зашла речь о его службе где-то в Ирландии, он мне рассказал историю об одной из тех рассекреченных в данный момент военных лабораториях.

Был теплый весенний вечер, меня оставили дежурить и реагировать при поломках техники незамедлительно.
Сижу, курю, наслаждаюсь теплым ветерком с ароматом горных трав, в общем, красота да и только.
Сам въезд на базу был скрыт, это были огромные гермоворота в скале, там же находились лаборатории «Опасных материалов», солнце садилось, заря освещала все красноватым светом, из-за гор и лесов вдали это выглядело как минимум «сказочно».
Меня вызвал старший сержант Пахомов и сообщил о поломке системы транспортировки в блоке 7B, это был самый дальний блок и добираться пришлось минут 5 на дрезине. Когда я приехал, увидел странную суету среди ученых и военного персонала, погрузчик упал с туннеля, перевозивший взрывоопасный материал.
Мы подняли погрузчик с помощью крана, я был в шоке от увиденного.
В кабине было 2 трупа, на которых по неизвестным мне причинам не осталось «живого мяса», это было ужасное зрелище.
Пришло время поднимать контейнеры с материалом, это были большие металлические контейнеры с надписью «взрывоопасно» на нескольких языках и предупреждение о возможном радиоактивном излучении. Когда начали поднимать первый контейнер, меня охватил безответный страх, я все свалил на постпроцесс зрелища с трупами.
Я отошел к внутренним воротам и закурил сигарету, наблюдая как достают ящики. Удар отбросил меня на рельсы с дрезиной, стеклянные двери кабинета начальника отдела выбило, я очнулся… Сколько же я пролежал тут? Кровь! У меня на голове кровь! Во рту запах крови! Лицо жжет! Я запаниковал, но пересилив себя, огляделся, в туннеле рельсы были обрушены, я понимал, что если бы я остался там, мы бы тут с тобой сейчас не разговаривали.
Я почувствовал едкий дым из лабораторий, там находились около 2 мегатонн взрывоопасных веществ, надо было убираться и поскорей, я прошел к аварийному выходу и увидел Пахомова, он был обгоревший почти до костей, я смог узнать его только по его месту нахождения до взрыва.
Я открыл дверь, как на меня сразу набросился один из ученых с мольбой вывести его из этого ада, понятно было только по его крикам на немецком языке.
Мы с данным «товарищем» побежали вверх по лестнице к выходу на поверхность, мы уже наверху, я вздохнул с облегчением но…
Раздался еще более мощный взрыв, который тут же обрушил конструкцию у выхода на нас, то, что я увидел, повергло меня в шок.
Я бы в блоке 2A, но как я тут мог оказаться? Наконец мы увидели выход, обвалившуюся стену ангара, куда выходило пробитое взрывом отверстие, как же было красиво. Зеленовато-синий дым, синие тлеющие ошметки чего-то витали в воздухе, а на небе сияла кроваво-красная луна, ученый уверенным голосом сказал: «Луна в нашей крови». Или как-то так, немецкий я не сильно знаю. Я обернулся, но никого не увидел, куда пропал ученый, и почему я оказался в совершенно другом блоке — для меня так и осталось загадкой, возможно потому, что я не должен был умереть в тот день.
В позапрошлом году информацию о лабораториях рассекретили, а лаборатории законсервировали, но причины аварии в комплексе Дублин-12 так и осталась не выясненной.

Я, посмотрев в окно бара, увидел ту самую кроваво-красную луну. Затянувшись кальяном, Егор встал, и мы, чекнувшись бокалами, выпили за жизнь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *