Без рубрики

Заклятье луны. Часть вторая

Автор AnnAPoroXnia— Кто такой Дампир, тетя Марта? — Спросила Эля, не понимая почему приезд этого мужчины вызывает такую радость у цыганки.
— Он второй раз похоронит нашу Раду. — Ответила старуха. — Много бы она беды наделала…
— А девочку она покалечила?
— А то кто же… Тянула дитя на кладбище, но не успела, солнце взошло. Не знаю как она ее из дома выманила… Но мои же не слушали меня… пока горе не случилось. — Охотно ответила старуха. — А вчера мать свою вызывала…
— Я слышала, — кивнула Эля, — мне кажется она и меня видела…
— Будь осторожна. Мулло очень хитрые… — Проскрипела старуха. — Не ходи после заката по улице пока Дампир ее в могилу не отправит.
Цыганка закашлялась и медленно пошла к дому, разгоняя пыль своими разноцветными юбками.
Эля вернулась в дом и поставила на плиту чайник, посматривая на цыганский двор. Из дома вышел высокий парень и встряхнул копной черных волос, лениво потягиваясь, словно сытый кот. Эля сразу решила, что это и есть Дампир, от которого была в восторге тетя Марта. Он без дела слонялся по двору, потом присел за большой стол и сразу же из дома выскочила Альбина с самоваром. За ней ковыляла тетя Марта с печеньем и конфетами. Эля усмехнулась и тоже налила себе чаю не отходя от окна. Парень развалился на стуле и что-то быстро говорил старухе, она отвечала ему, энергично размахивая руками.
Он поднял голову и их взгляды встретились, словно день и ночь столкнулись на горизонте.
Дампир сразу заметил ее белые как лен волосы, развевающиеся у открытого окна и чувствовал, что она наблюдает за ним.
— Это она? — Спросил он у старухи и кивнул головой в ее сторону.
Цыганка даже не обернулась, прекрасно понимая о ком он говорит.
— Да. Рада упала ей под ноги и пометила взглядом… Ее смерть будет самой жестокой Ян…
— Не будет. — Ответил парень. — Рада упокоится еще до рассвета.
Чем ближе подбиралась тьма ночи, тем беззащитнее чувствовала себя Эля. Было очень страшно находиться одной в огромном, пустом доме и ждать когда придет кровожадная мулло. Часы неумолимо приближались к двенадцати и девушку тянуло к окну, чтобы хоть одним глазком посмотреть на улицу.
Часы пробили половину первого, а ужасная гостья не появлялась, цыганский двор окутывала тишина и даже ветер не шумел в листве белотелых берез, росших под окнами.
Эля задернула шторы и взяла со стола ноутбук, который она положила на кровать и сняла халат, оставшись в одной кружевной сорочке. Как только она присела на кровать, на лестнице отчетливо заскрипела ступенька и девушка моментально покрылась липким потом от страха. Она не закрыла окно в гостинной!
В доме кто-то был и Эля почему-то не сомневалась, что это мулло… В подтверждении этому, до ее слуха донеслось тяжелое дыхание почти возле дверей спальни.
Не долго думая, Эля распахнула окно и перекинула ногу через карниз, в этот момент дверь распахнулась и мулло ворвалась в спальню. Когда покойница с гневным визгом кинулась к девушке, она уже летела вниз, ломая тоненькие ветви берез. Ожидая неминуемого удара о землю, Эля вся сжалась в предчувствии боли, но ее поймали чьи-то сильные руки, человек лишь слегка пошатнулся, но не упал. Эля испуганно дернулась и собралась было закричать, но ее неожиданный спаситель крепче сжал ее и шепнул: — Тихо. Это я.
Эля вдруг поняла, что перед ней Дампир и облегченно вздохнула. Парень осторожно пошел не спуская ее с рук, он словно принюхивался и его шикарный профиль покачивался в такт его шагам прямо перед ее лицом. Он вдруг замер и поставил ее на землю, оглядываясь по сторонам. — Стой тихо.
Эля кивнула и замерла, жалея о том, что он ее выпустил из таких безопасных объятий. Тишину разорвал пронзительный вой и парень застыл, словно приготовившись к прыжку. Из-за угла дома показалась мулло, она медленно приближалась к ним, скалясь как собака и обнажая длинные, острые клыки.
— Ну здравствуй Рада. — Спокойно произнес Дампир. — По моему, тебе пора отдыхать.
Мулло кинулась на него, целясь клыками в шею, но парень вдруг достал огромный кинжал и прямо на лету снес ей голову. Обезглавленное тело сделало еще пару шагов и упало возле ног Дампира. Он достал большой мешок для мусора и затосовал туда останки Рады.
— Иди домой. — Сказал он Эле. — Мне нужно закончить начатое, но уже на кладбище.
— Я боюсь.
— Уже некого бояться. Я вернусь через полчаса, угостишь кофе? — Он улыбнулся и подмигнул ей.
— Конечно. — Эля тоже улыбнулась ему.
Дампир закинул мешок на плечо и легко понес его в сторону кладбища.
Он действительно вскоре вернулся и пока Эля готовила кофе парень сходил в душ. Теперь, вблизи и при свете она с интересом рассматривала своего спасителя. Его мокрые волосы вились на затылке, а длинные ресницы слиплись от воды, легкая щетина покрывала его подбородок придавая ему слегка небрежный вид. Он улыбнулся, заметив как Эля разглядывает его и она обратила внимание на то, что его клыки тоже длиннее чем положено.
— Так тебя зовут Дампир? — Поинтересовалась девушка, опуская глаза.
— Нет, — засмеялся он, — меня зовут Ян. Дампир — это тот, кем я являюсь. Я охотник на вампиров, по цыгански — мулло. Прирожденный охотник… Рожденный от вампира и человека…
Это утро было новым… пронизаное светом и предчувствием надвигающегося счастья. Ян спал в кресле в гостинной и его ресницы слабо трепетали, отбрасывая тени на смуглые скулы, его сильные, жилистые руки расслаблено лежали на подлокотниках, словно это не они сносили головы ужасным мулло. Эля залюбовалась им, соглашаясь с собой, что никогда не видела столь красивого мужчину.
— Я нравлюсь тебе? — Вдруг спросил он, не открывая глаз.
Эля вздрогнула и смутилась, словно ее застали за чем-то постыдным. — Кофе будешь?
Он приоткрыл свои эбонитовые глаза и улыбнулся. — Конечно.
Но насладиться свежесваренным кофе, им не удалось, на цыганском дворе, снова что — то происходило… Услышав крики, Эля выглянула из окна и увидела как родители маленькой девочки, покалеченной мулло, отчаянно кричат на родителей мертвой Рады. У усатого мужчины в руках блеснул нож, которым он гневно грозил хозяевам дома.
Ян поставил кружку и исчез за окном, ловко перемахнув через подоконник. Эля посмотрела вниз, но его там уже небыло, он быстрым шагом шел к цыганскому двору. Девушка тоже выскочила на улицу и сразу увидела тетю Марту, дымящую самокруткой на своей скамейке.
— Что опять произошло? — Спросила Эля, испуганно поглядывая на закрытые ворота, за которыми раздавались гневные вопли.
— Дите умерло вчера, — ответила старая цыганка, — они нашу Радку винят и отомстить хотят.
— Родители — то причем? — Удивилась Эля. — Они же не виноваты…
— Кто теперь рассудит… — Старуха достала из — за пазухи бутылку вина и жадно отхлебнула из нее. — Еще один мулло из могилы вылезет…
— В смысле? — Утро начинало портиться, терять свои краски и тускнеть.
— Девчонка умерла от зубов мулло… Значит и сама теперь мулло станет. — Объяснила цыганка. — Еще нельзя расслабляться… нужно быть осторожными…
Из двора выскочили возбужденные цыгане и усевшись в автомобиль, помчались по проселочной дороге. В проеме калитки показался Ян, его лицо не выражало ничего хорошего. Он присел рядом со старой Мартой и спросил:-Девочку тоже на этом кладбище хоронить будут?
— Да,-проскрипела цыганка,-только с другой стороны. Оно-то, кладбище, прям посреди поселка и стоит…
-Похороны сегодня?
-Конечно, -цыганка снова отхлебнула из бутылки, — дома уже переночевала бедняжка.
-Из дома не выходите вечером. — Сказал Ян, глядя на Элю. — Постараюсь побыстрее сегодня управиться.
Но все получилось не так как предпологалось…
Эля услышала осторожный стук в дверь и накинув халат, спустилась вниз. — Кто там?
— Это Ян, не бойся.
Он вошел в дом, вымокший под резко начавшимся ливнем и стянув через голову легкий джемпер, протянул его Эле. — Повесь где нибудь.
— Что-то случилось? — Девушка видела, что он нервничает. — Ты убил мулло?
-Нет. — Ян задумчиво посмотрел на струи дождя, льющиеся по стеклу. — Ее там нет.
— Как нет?… Она, что, уже рыщет по поселку?!
— Ее там и не было. Гроб закопали пустым.
— Как пустым? А где же тогда труп? — Удивленно воскликнула Эля.
— Это и мне хочется узнать. Посмотрим с чего начнется завтрашний день…
Но следующий день оказался свежим и солнечным, никаких плохих новостей не было, поселок жил обычной жизнью и следов мулло не наблюдалось. Эля все таки высеяла цветы, покрасила заборчик и решила сходить в лесок, набрать земли для комнатных растений. Она взяла маленькое ведерко и немного подумав, пошла в посадку в пару метрах от кладбища. Девушка абсолютно не боялась, Ян ей объяснил, что мулло днем не покидают своих могил и поэтому совершенно не опасны до заката солнца.
Она немного углубилась в лесок и присела под трухлявым кленом, ковыряя лопаткой рыхлую землю у его корней. Вокруг было тихо, лишь весело щебетали птицы, устроившись в густых кронах. Ведерко было уже почти полным, когда Эля вдруг услышала как за ее спиной хрустнула ветка под чьим-то тяжелым шагом, она привстала и как только повернулась назад, получила ужасный удар по голове, от которого моментально потеряла сознание.
Когда красная пелена перед глазами рассеялась, Эля не поняла где находится. В небольшой комнатке царил полумрак, лишь из маленького окошка под потолком, пробивался тоненький солнечный луч. Странный запах коснулся ее ноздрей и девушка с отвращением сморщилась, пахло протухшим мясом и испражнениями. Она пошевелилась и вдруг услышала из темноты испуганный женский голос. — Очнулась?
— Кто здесь? — Эля прищурилась, всматриваясь в темноту.
— Это я, Оксана Мятова. — Снова раздался голос.
— Оксана? — Удивилась Эля. — Ты же вчера вечером на учебу уехала…
— Как видишь не доехала. — Грустно произнесла девушка и вышла из темного угла.
— Где мы? Тебя тоже по голове стукнули?
— Да, — кивнула Оксана, — мы в подвале у цыган, у которых девочка умерла.
— Зачем? — Не поняла Эля.
— Чтоб она нас сожрала. — Всхлипнула девушка. — Вчера она при мне каким-то бомжом полакомилась…
Эля вся похолодела от ужаса, понимая теперь почему гроб был пуст.
— А как она заходит сюда?
— А она не заходит… Она здесь…
— Как здесь?! Где?!
— Пошли покажу, не бойся, она спит.
Эля последовала за Оксаной и миновав три небольшие ступеньки, оказалась перед тонкой, фанерной дверкой. Оксана приоткрыла ее и вошла в комнату за ней, поманив Элю за собой. Небольшое помещение было уставлено тоненькими церковными свечками, они освещали деревянный помост, на котором лежала девочка, наряженная в красное платьице. Черные волосы покойницы, были завиты в тугие локоны и украшены красной лентой, а лицо выражало абсолютную умиротворенность спящего ребенка,если бы не засохшее, кровавое пятно вокруг рта.
— Когда она встает? — Тихо спросила Эля.
— Как стемнеет. Когда меня сюда притащили, бомж уже был тут. Эта,- она кивнула на девчонку, — встала и вцепилась в него, кровищи было…
Эля обвела комнату взглядом в поисках предметов, которые можно было использовать в целях самообороны, но на нее смотрели лишь голые стены, с засохшими, бурыми пятнами.
— Нет здесь ничего. — Сказала Оксана, заметив ее взгляд, — я уже искала…
— Но сдаваться я не собираюсь! — Эля уже примерно знала, что предпримет, но мысль о самом процессе, вызывала тошноту. — Сейчас выбьем стекло и отпиляем ей голову, пока она не проснулась!
— Я не смогу! — Ужаснулась Оксана. — Ты представляешь как мы будем это делать?!
— Я представляю как она будет ужинать тобой! Пошли.
Эля обмотала руку своей кофтой и залезла Оксане на плечи, чтобы достать до окна. Размахнувшись, она ударила в стекло и осколки посыпались на пол, чудом не задев Оксану.
Выбрав два самых больших, девушки волнуясь подошли к покойнице и переглянулись.
Понимая, что времени у них мало, Эля поднесла осколок к горлу девочки и нажав, провела по ее шее. Брызнула кровь, попадая на девушек и Оксану вырвало, но Эля не собиралась останавливаться и остервенением пиляла горло мулло, спасая таким образом свою жизнь. Когда она уже не могла смотреть на кровь, уступила место Оксане, которая дрожала как осиновый лист, занимаясь этим ужасным делом. Наконец голова девочки повисла на шейных позвонках, но ее нужно было отделить полностью, а солнце неумолимо садилось за горизонт. И тут раздался звук открываемых дверей.
Окровавленные, они замерли, с ужасом глядя на вошедшего цыгана. Он еще не видел, что они сделали с его дочерью, занятый тем, что тянул за собой безжизненное тело молодой женщины. Но когда он поднял голову, его лицо исказила маска ярости и боли.
— Тэ скарие ман дэвэл! — Крикнул он, глядя на Элю. — Это ты, проклятая гадже!!!
Он кинулся к дочери и схватил ее окровавленное тело, с практически отпиляной головой и завыл раскачивая девочку на руках. В этот момент, последний луч солнца исчез за горизонтом.
Глаза мулло распахнулись и уставились на девушек, она попыталась поднять голову, но лишь слабо качнула ею, не в силах вернуть ее на место. Отец почувствовал движения тела и одной рукой приподнял ей голову. — Сейчас доченька, сейчас папа тебя покормит…
Но мулло не слышала его, ей было всеравно, она медленно повернула голову, придерживаемую отцом и вцепилась ему в шею. Мужчина закричал и попытался отбросить ее от себя, но хватка мулло была мертвой. Цыган схватил ее за волосы и с воплем, наконец отодрал от себя, тело девочки упало на пол, а голова осталась у него в руках, клацая зубами. Мужчина схватился другой рукой за рану, с которой била фонтаном кровь и рухнул на пол рядом с телом дочери.
Эля схватила Оксану за руку и потянула ее к выходу из подвала, понимая, что отец девочки может тоже превратиться в мулло, но с ним у них не хватит сил справится. Девушки выскочили наверх и оказались в большой кухне с высокими, узорчатыми потолками. В доме было тихо и у Эли затеплилась надежда, что они смогут выбраться из него без приключений. Но не успели они сделать и пару шагов как вдруг вспыхнул свет, ярко освещая комнату. В дверном проеме стояла мать девочки, волосы ее были растрепаны, она тяжело дышала, а изо рта у нее выглядывали желтые клыки, по которым стекала пенистая слюна.
— Куда собрались, а? — Прошипела она. — Мэрав тэ хав! Хочу есть, слышите, гаджи?!
Эля сделала шаг назад и уперлась в стол, глядя как молодая цыганка приближается к ним, плотоядно облизывая потрескавшиеся губы. Оксана пятилась назад все дальше и тут Эля услышала ее дикий крик, наполненный ужасом и болью. Девушка посмотрела назад и поняла, что из этого кошмара ей уже не выбраться… В шею, бившейся в судорогах Оксаны, впился отец девушки, жадно чмокая мокрыми от крови губами. За ним из подвала выползло обезглавленное тело девочки и как слепой щенок, тыкалось ему в ноги, втягивая рваным обрубком шеи лужицы крови с пола. Эля вспомнила о матери мулло и резко повернулась… Она уже стояла рядом и девушка ощущала гнилостный запах из ее клыкастой пасти.
Эля прикрыла глаза, в ожидании неминуемой смерти и сжалась в комок, понимая, что боль будет очень сильной, когда клыки мулло вонзятся в ее тело… Но боль не приходила и Эля приоткрыла глаза, посмотреть почему замешкалась мулло. Цыганка так и стояла с протянутой в ее сторону когтистой лапой, ее череп был насквозь пробит железной пикой, которая вылезла из правого глаза.
— Иди сюда, чиргенори… — Услышала она голос Яна. — Подойди ко мне моя звездочка.
С неимоверным облегчением, Эля кинулась к нему и спряталась за его спиной. Цыганка схватилась за пику и несколько раз дернув ее, вырвала из своей головы. Перекошенное лицо мулло повернулось к ним и Эля почувствовала как по ее коже бегут мурашки. Монстр кинулся на них, издавая ужасные звуки злости и ненависти.
Ян схватил ее за волосы и ловко отрезал ей голову своим ножом, позвоночник с треском лопнул и тело цыганки упало на пол, дергаясь как поломанная марионетка. Мужчина и маленькая мулло, даже не обратили внимание на то, как расправились с их женой и матерью, занятые поеданием Оксаны. Девочка возила обрубком шеи по скользкому полу, пытаясь втянуть в себя кровь и ее грудь работала как кислородная подушка, со свистом втягивая воздух. Отец же мычал от удовольствия, терзая мертвое тело девушки, запуская клыки в разорванную плоть. Ян повернулся к Эле и приказал: — Выйди во двор, я скоро.
Элю не нужно было просить дважды и она исчезла за дверью, бросив последний взгляд на кровавое буйство.
Прошло около пятнадцати минут и Ян вышел из дому, забрызганный кровью чудовищных тварей. Он притащил канистру с бензином и облив дом, бросил спичку. Деревянное строение вспыхнуло моментально и затрещало, охваченное языками пламени.
— Пойдем, моя камам… — Ян ласково улыбнулся девушке. — Нужно отдохнуть.
— Что такое ,, камам,, ? — Спросила Эля, глядя в его черные глаза.
— Моя камам… Моя любовь…

… Старая цыганка задумчиво курила трубку, любуясь густыми клубами дыма. В подвале дико выла ее дочь, превратившись в мулло…
— Говорила тебе, не открывай двери Раде… Не послушалась… Ну подожди, чаюри… Свадьба закончится, дампир тебя успокоит… Подожди милая… Подожди…