Без рубрики

Вошли в положение

[hide]http://e-y.info/voshli-v-polozhenie#more-3340[/hide]В 1970-ом году я училась в Одесском политехническом институте. Иногородним давали общежитие. К ним относилась и я. Общежитие находилось близко от института. Это было удобно во всех отношениях: можно было подольше поспать, не надо было трястись в трамваях и троллейбусах. Комнаты в общежитии были рассчитаны на четверых. Мне крупно повезло. Соседками моими оказались очень добропорядочные. скромные и милые девочки
— мои одногруппницы. Аня, Алла, Нелли – стали мне как сестры. Мы так и ходили везде вчетвером – на лекции, в библиотеку, в столовую – везде, короче. Где видели одну из нас, там же ищи и всех остальных. Жили мы очень дружно. Было много радости и веселья. Про нас так и говорили, что эти девочки из комнаты, откуда все время слышится смех. Все были оптимистками. Бывали, конечно, моменты уныния, как же без этого, но редко. Мы получали стипендию по 30 рублей, и кое-какие деньги присылали нам родные.
Мне и Ане всегда присылали одинаково – по 10, иногда по 15 рублей в месяц. Мы решили, что удобнее нам с ней будет иметь общие деньги. Так у нас с ней и было все общее: деньги, одежда, полочка одна на двоих в шифоньере. Даже спали мы с ней какое-то время вместе на одной кровати. Я свою уступила «зайчику». «Зайчиками» называли не имеющих право на проживание в общежитии. У нас это была девочка с нашей же группы, ждущая, к тому же, ребенка.
У нас с Анютой как раз был тот редкий момент уныния. Оставалось еще несколько дней до стипендии, а деньги кончились. Занять было не у кого, вокруг все такие же, как и мы – без гроша в кармане. Стали мы укладываться спать. Легли и советуемся, что же предпринять, где достать деньги? Хотя бы пару рублей. Так ничего не придумав, заснули, решив, что утро вечера мудренее. Авось что в голову путное и придет с утра пораньше.
Снится мне сон. Будто, собираясь надеть блузку, я подхожу к шифоньеру и начинаю перебирать нашу с Аней одежду в поисках этой самой блузки. И вдруг, поднимая очередную вещь (это была Анина юбка), я вижу… Денежную купюру! Да еще какую! Целых 10 рублей! Это было огромное богатство по тем временам для нас. Была я вне себя от радости! Все смотрела и смотрела на красноватую бумажку – не могла глаз отвести.
Тут прозвенел будильник. Комната сразу начала оживать. Все зашевелились, заворочались. Мысли тоже просыпались. Первой проснулась мысль: «Где взять деньги?» Сразу же ярко и отчетливо вспомнился сон. Он был такой яркий, что я, потолкав локтем Аню, попросила: «Аня, встань, посмотри между моей блузкой и твоей юбкой. Нет ли там чего?» И рассказала девочкам сон. Все развеселились. С раннего утра опять в нашей комнате звучал веселый смех. Больше всех смеялась Анюта. У нее от смеха текли слезы, но я так просила, что ей пришлось-таки встать и начать рыться в шкафу. Она все не могла остановиться. Смеялась и смеялась. Вдруг смех ее разом резко оборвался. Все притихли… Аня все не поворачивалась к нам лицом, стояла и смотрела на что-то. Больше она не веселилась. Не выдержав, я закричала: «Что же ты там застыла?» Она медленно повернулась, лицо белое-белое, а в руках держит… «десятку». Мне стало нехорошо. Там не могло быть не только «десятки», но даже и рубля.
Вот так все и было. Мы с Аней получили поддержку. Кто-то вошел в наше положение… Сложно было в это тогда поверить. Все мы были яростными атеистками. Но, как говорится, слов из песни не выкинешь. А с девочками моими мы по-прежнему дружим. Прошло уже 44 года, а у нас прежние отношения. Они все для меня такие же родные и близкие. И опять, когда мы собираемся все вместе, звучит, не прекращаясь, наш веселый смех.