Без рубрики

Подружилась

Автор я.
Моя вторая творческая история.Раньше у меня была семья. Была заботливая мать, красавица-жена, умница-дочка. Была…

Как-то вечером ко мне прибежала дочка в очень приподнятом настроении. «Папа, папа, — кричала она мне, — ты знаешь, у меня появился новый друг». «Ну, что же, я очень за тебя рад», — ответил ей я. Помню, как она принялась мне про него рассказывать: «Он очень спокойный, любит меня слушать, никогда не перебивает, очень скромный и тихий, не то, что эти дураки со двора. Только по лужам скачут и орут, как сумасшедшие».
Ну, как я мог отреагировать на радость своей девятилетней дочери? Лишь порадоваться в ответ.
Через месяц после появления дочкиного друга заболела моя мать. Врачи сказали, что перенесла инфаркт «на ногах». Месяц провела в больнице. После выписали, но через неделю состояние резко ухудшилось, увезли обратно в больничку. Провела там два дня и умерла.
Во время похорон на кладбище моя дочь взяла меня за руку и тихонько мне сказала, что её друг просил передать, что бабушке там будет хорошо и спокойно. Я посмотрел на дочь отсутствующим взглядом. Мне в тот момент было не до болтовни её друга.
Прошли сорок дней со смерти матери. Потихоньку-помаленьку жизнь вошла в обыденное русло.
Как-то в один из дней дочь засобиралась куда-то. Я у неё спрашиваю, мол, куда ты? А она ответила, что к другу своему пошла. Я спросил: «А почему твой друг не придёт к нам во двор? Почему ты всегда сама к нему ходишь?» Она лишь плечами пожала и выскочила в подъезд.
Я больше с ней об этом парнишке не разговаривал. Не до этого было — заболела жена. Снова больницы, обследования, анализы. Обнаружили рак крови. Господи, откуда только взялся?
Положили жену в больницу. Мы с дочерью пошли в один из дней её навестить. Смотрю, малая прихватила с собой пакет небольшой, я ещё у неё спросил, чего она туда положила, и получил ответ, что, мол, подарок это для мамы. Я больше не стал допытываться и мы отправились в больничку. Придя к жене, мы с ней пообщались, я оставил ей фрукты и всякие вкусности. Дочь в свою очередь подарила маме цветы. Искусственные цветы. Какие по обыкновению приносят на кладбище.
Я увидев такой подарок, схватил дочь за руку и вывел в коридор. Спросил у неё, откуда взяла это? А она мне отвечает, что друг её просил передать, сказал, что маме эти цветы очень понравятся. Я тут не сдержался, психанул. На повышенных тонах спрашиваю: «Что за друг у тебя такой бестолковый?».
«Ну, почему же бестолковый? — отвечает мне дочь. — Он очень даже толковый, спокойный и рассудительный».
Ну, думаю, ладно, дома с ней поговорю. Цветы эти естественно забрал у жены и по пути домой выкинул на помойку. Только поговорить с дочерью вечером не получилось, позвонили из больницы, сказали, что жена впала в кому. Я руками за голову схватился, на пол осел. Думаю, как так? Только что ведь с ней были. Всё было хорошо.
Пролежала жена в коме три недели. Умерла. Снова кладбище, слезы, я с дочерью в шоковом состоянии.
Через три месяца после похорон я снова решил поговорить с дочерью об этом её друге. Уж очень он мне не нравился заочно. Спросил у дочери, не хочет ли она меня с ним познакомить? На что та мне ответила, что узнает у него на следущий день.
Ну, я решил, не дожидаясь этого друга, проследить за дочерью, куда она к нему пойдёт.
Лучше бы я не знал куда она к нему пошла.
Пошла она на кладбище, которое располагалось от нашего дома в тридцати минутах ходьбы.
Я ещё, думаю, может через погост-то ближе до этого друга? Потом смотрю, она целенаправленно идёт к какой-то могиле. Села на лавочку и давай чего-то бормотать. Я насколько мог, на столько ближе и подошёл так, чтобы этого « друга» получше разглядеть. Этим другом оказался покойник десяти лет отроду, светлые волосы, серые глаза, худощавого телосложения.
Я постоял-постоял и повернул домой. Думаю про себя: ладно доча, придёшь домой, достанется тебе по первое число.
Дождался эту подругу друга дома и прямо в лоб ей говорю: «Нахрена к покойнику ходишь? Это он забрал твою бабку и мать. Что, тебе ребятни дворовой не хватает?»
Дочь в слёзы сразу, мол, он один меня умеет по-настоящему слушать, понимает меня, всегда рад, когда я к нему прихожу. Я со злости закричал, что не ходить тебе к нему больше! Общайся с нормальными детьми! На что моя дочь в слезах прокричала, что лучше с ним всё время будет проводить, чем с другими ребятами, и, заревев ещё громче, выскочила из квартиры. Я бегом за ней, но пока закрывал квартиру, она успела убежать на приличное расстояние. Однако я её догнал у проезжей части. Почти догнал.
В истерике она выскочила на дорогу.
Снова кладбище, слёзы и я. Только я.