Без рубрики

Вика-Вероника

Историю мне рассказала моя землячка Ксения. Некоторых персонажей я знала сама, потому что жили в одном районе. Повествование от первого лица.Я выросла в старом районе города Днепропетровска. Красивые дома с лепниной, самые высокие — трехэтажные, утопали в зелени тополей и кленов. А люди в этих домах знали не только друг друга, но и истории семей своих соседей. Кто на ком женился, у кого дедушку репрессировали, у кого бабушка имела тайные романы. Жили на нашей улице две подружки — Вероника и Катя. С детства вместе — детский сад, потом школа. Катя была моей соседкой, жила в квартире напротив. Хоть девчонки и были младше меня на несколько лет, я все равно с ними общалась часто. Помогала с внеклассными заданиями, стенгазеты с ними рисовала.
А в соседнем доме жила «звезда» нашей улицы — Виктория. Виктории в тот момент было уже лет 25. Девушка из хорошей семьи — мама врач, отец какой-то начальник. Только осиротела рано. Вначале отец умер, через пару лет Виктория похоронила и свою мать. Продала почти все ценности, которые нажили родители и открыла первую коммерческую парикмахерскую в районе. Дела пошли хорошо, через год Вика владела уже сетью салонов красоты в городе. Ездила на иномарке, что в те времена было редкостью, и меняла шубы каждый сезон. Да и внешностью Вику Бог не обделил — черные, как смоль, волосы длиной ниже пояса, всегда собранные в роскошный низкий пучок, изогнутые брови и угольные глаза с длинными пушистыми ресницами.

Роковое столкновение Виктории и Вероники произошло, когда первая хоронила мать. Девчонки шли из школы, и столкнувшись с похоронной процессией, застыли на тротуаре. Вероника глаз не могла оторвать от безутешно плачущей Виктории. «Какая она красивая!» — шептала ошарашенная 12-летняя девчонка. Через несколько лет Вероника пошла на парикмахерские курсы и попросилась в подмастерья в Викин салон. Но самое главное — у нее появилась возможность быть ближе к Виктории. Вскоре эта странная дружба окрепла. Вероника обожала свою старшую подругу, Виктории это видимо льстило, поэтому молоденькая девушка очень скоро стала ее помощницей. Викин бизнес разросся не без помощи Вероники, которая с удовольствием выполняла любые поручения подруги чуть ли не круглосуточно, да еще девчонка оказалась сообразительной и не глупой в плане коммерции. Всюду они ходили вместе. Вероника копировала Вику во всем — одежда, манеры, прическа — две родные сестры, не отличишь. А на 18-летие Вероники подруга подарила ей свою старую иномарку, купив себе новый «Мерседес».

Счастливая дружба после этого продлилась недолго. Виктория, поставив свой бизнес на твердые накатанные рельсы, решила заняться личной жизнью, да и пора было — уже за 30, хотелось семью и детей. Поклонников у бизнес-леди было много, стоило только выбрать, что Вика и сделала. Избранник — известный врач-хирург, воспитанный, красивый, богатый. Шикарную свадьбу сыграли быстро. Вероника на свадьбу не пришла. Должна была быть свидетельницей, но вдруг за день до торжества заболела. Виктория, увлекшись переменами в своей жизни, о помощнице быстро забыла. С Вероникой общалась только ее школьная подруга Катя, и новости о жизни Вероники, которые я слышала от Кати, были совсем не радостные. Девушка впала в депрессию, стала пить и совсем забросила работу. Лежала целыми днями дома, смотрела телевизор. Единственное, что ее как-то интересовало — это поиск «бабки»-знахарки. С этим вопросом от Вероники Катя пришла ко мне. Я дала ей пару адресов, которые узнала у своих знакомых — пусть девушке помогут хотя бы нетрадиционные методы избавления от проблем.

Вика тем временем родила сына. Семейное счастье было безоблачным до того момента, пока однажды утром мать не обнаружила своего трехмесячного малыша в кроватке мертвым. Синдром внезапной детской смерти. Это страшное утро до сих пор помнят жители нашей улицы. От крика Виктории проснулись все. Ревущая белугой женщина в ночной рубашке с растрепанными волосами шла по улице, прижимая к себе окоченевший трупик своего сына. После этого беды посыпались на Вику как из рога изобилия. Во-первых, врачи ей сказали, что она больше не сможет родить, во-вторых, муж стал в открытую искать замену супруге, в-третьих, Вика подсела на наркотики. За год успешная бизнес-леди скатилась до самого дна. Свои салоны она частично распродала, частично они обанкротились. Шубы, драгоценности, машины — все куда-то подевалось. Да и сама Виктория исчезла с нашей улицы — говорили, что не вылезает из наркоманских притонов. Итогом стала банальная смерть наркомана — передозировка.

О смерти и похоронах Виктории я узнала от Кати. Она еще удивила меня тем, что все хлопоты взяла на себя Вероника. Девушка собрала у всех, кто знал Викторию при жизни, по чуть-чуть денег — вышла приличная сумма — и похоронила бывшую подругу с размахом — дорогой гроб, хорошее место на кладбище и поминки в ресторане. Только на похоронах случилась неприятность — Вероника, шедшая сразу за гробом и державшаяся рядом с ним во время погребения, оступившись, чуть не упала в могилу. Ее успели подхватить, но девушка получила серьезный вывих сустава и даже пролежала в больнице пару недель. О Веронике я вновь услышала от Кати. Девушка вскоре после похорон уехала на популярные тогда курсы парикмахерского мастерства Сергея Зверева в Москву. Как ни странно, но через несколько лет в Москве оказалась и я. Нашла работу, вышла замуж, сменила гражданство, родила двоих детишек. С момента похорон Виктории прошло больше 10 лет. С земляками общалась в соцсетях. Однажды мне написала бывшая соседка — Катя. Спросила, может ли она остановиться у меня на недельку. Ее снарядила в Москву мама Вероники на поиски дочери. Оказывается, та уже год не выходит на связь — телефонный номер отключен, в интернете все страницы заброшены. У родителей был адрес коммунальной квартиры, где Вероника несколько лет назад купила себе комнату. У Кати тоже уже была семья, но на поиски школьной подруги она поехала не раздумывая.

Квартира, где жила Вероника, оказалась в самом криминальном и злачном районе Москвы — в Бирюлево. Мы долго стучали в дверь без звонка. Нам открыла неряшливая пьяная тетка в халате. Когда мы спросили Веронику, она пожала плечами и сказала, что здесь живет только Вика — «хохлушка-парикмахерша». В комнате, где царил ужасный беспорядок, спала женщина. Длинные черные волосы разметались по подушке, мы разбудили ее… и остолбенели от ужаса. На нас мутным взглядом смотрели черные глаза покойной Виктории! Хотя, даже я помню, что Вероника была обладательницей красивых глаз шоколадного оттенка. Когда Вероника встала с кровати и привычным движением закрутила волосы в пучок, мы удивились сходству еще больше. Казалось, что и черты лица девушки тоже изменились и перед нами стоит сильно исхудавшая Вика. Про имя она объяснила коротко — Викой она представляется давно, имя Вероника ей показалось слишком длинным, вот она его и сократила. Но самым ужасным сходством было другое… Вероника, придя в себя, стала дрожащими руками собирать в мусорный пакет какие-то опаленные ложки, пакетики от шприцев, валяющиеся на подоконнике. Нам с Катей все стало ясно. Наркоманов мы на своем веку повидали немало. О своей зависимости Вероника рассказала, что после ее переезда в Москву, она заболела странной болезнью — ломило все тело, постоянно болела голова, девушка стала нервной и раздражительной. Несколько лет она работала в таком состоянии, часть заработка уходила на врачей, которые ставили разные диагнозы, часть откладывала на жилье. Купила комнату по дешевке, и вот тут-то все произошло… Сосед наркоман со стажем, увидев Веронику, ухмыльнулся и сказал: «Да тебя ломает, девочка» и дал ей шприц с наркотиком. Организм Вероники воспрянул как от глотка свежего воздуха, как будто после долгого голода ему дали то, что он хотел… Вот так девушка оказалась «на игле»…

В следующие два года у меня останавливались почти все родственники Вероники, которые всерьез взялись за лечение молодой женщины, но ничего не помогало. Вероника срывалась снова и снова. В итоге решено было обратиться к знахарке из Московской области, которая снимала зависимости от алкоголя и наркотиков.
Мы приехали в Наро-Фоминск уже вечером. Бабка, открыв двери и мельком глянув на Веронику, сказала: «Я покойниц не лечу!» Мать взмолилась, мол, не покойница она еще, ведь можно избавиться от наркотиков, зачем вы так? Бабка твердила свое: «Она покойница, причем давняя, вам не ко мне надо!» — и написала адрес деревни в этом же районе. Мы приехали в деревню за полночь. Посреди дороги у бревенчатого дома стояла улыбающаяся старушка, которая сообщила, что уже час как ждет в гости Викторию. Нас передернуло — Виктория ведь давно мертва! Но бабка только покачала головой, махнула нам в сторону дома со светящимися окнами, мол, располагайтесь, а сама, взяв за руку Веронику, повела ее в баню, запретив нам выходить на улицу до рассвета. Приехавшие родственники долго пили чай, разговаривали, строя свои догадки, а после легли спать. Я сама была взбудоражена происходящим, в голову лезли разные мысли, поэтому уснуть я не смогла. Вышла на веранду и закурила.

Тут скрипнула дверь бани, и я увидела женский силуэт в белом. Испугалась, что бабка будет ругать за нарушенный запрет, юркнула в дверь дома и стала наблюдать за происходящим в окно. Ужасная картина, которую я увидела после, до сих пор снится мне в кошмарах. К окну со стороны улицы стремительно приблизилась женщина в белой ночной рубашке. Я узнала Викторию — сомнений быть не могло — она выглядела так же, как в тот день, когда умер ее сын, и когда я так же в окно смотрела на нее, рыдающую от горя на нашей улице. Она улыбалась мне, кивая и маня рукой. Я как загипнотизированная, не в силах отвести взгляд, стала двигаться к двери. Но за спиной Виктории разглядела ковыляющую бабку, которая бежала к дому, крестилась, грозила мне кулаком и, доставая что-то из карманов, бросала в Викторию. Та отдалилась от окна, присела на четвереньки и стала шипеть на бабку, как кошка. После чего метнулась в сторону бани. Старуха наутро долго меня отчитывала и заставила уехать, приказав, чтобы приехала всех забирать через несколько дней. На этот раз я подчинилась беспрекословно.

Вернувшись в эту деревню, удивилась, узнав, что никто из родственников не видел Веронику за эти дни — бабка никого не пускала в баню. Когда уже все собрались, старуха вывела девушку на свет. Конечно исхудавшую, конечно измученную, но с КАРИМИ глазами! После раздала нам указания — сколько свечей и в каких церквях мы должны поставить за упокой души Виктории, какие молебны заказать. А потом, качая головой и укоризненно поглядывая на Веронику, рассказала, что же произошло на самом деле.

Однополая любовь в те времена, когда Виктория и Вероника познакомились, была огромной редкостью, но Вероника именно влюбилась в свою старшую подругу и была уверена, что они на всю жизнь останутся вместе. Виктория восприняла это чувство молодой девчонки как очередное приключение в своей насыщенной жизни, поэтому когда пришло время — сменила девушку на мужа. Для Вероники это было самым страшным предательством. Мысли о мести не отпускали ее. Поэтому она и искала способы, как бы отомстить той, которая разбила ей сердце. Бабки-знахарки, ведьмы, экстрасенсы узнав, чего хочет девушка, отказывались это делать. А хотела Вероника одного — разрушить брак и жизнь предательницы, и чтобы в итоге, потеряв все, та умерла. Не найдя ничего лучше, девушка, накупив всяких книг, вычитала там какой-то обряд, который и совершила на кладбище на свежей могиле, как выяснилось позже — недавно умершей наркоманки. После смерти Виктории, возможно, дух умершей, а возможно, сущность, подсобившая в выполнении плана мести, как принято теперь считать, стала жить за счет непутевой мстительницы, все больше и больше завоевывая ее тело, дабы получить от жизни то, чего ей хотелось.

Через полгода Катя мне написала, что Вероника продала свою комнату и, взяв вырученные за нее деньги, уехала жить в монастырь в Нижегородской области, где замаливает свои грехи и очень хочет, чтобы ей разрешили стать монахиней.