Без рубрики

Предвидение по заказу и не только

Несколько семейных историй на тему предвидения будущего. Автор — я, мопед мой.Все, что я собираюсь рассказать, так или иначе связано с предвидением. И с моей мамой.

Когда ей было двадцать пять, она пробовала увидеть будущее. Просто… сосредоточилась сильно-сильно. Что ее сподвигло, я не знаю. Спонтанных предчувствий по мелочам у нее случалось достаточно. А вот осознанный эксперимент был один. Ее интересовало то, что обычно интересует женщин: как будут развиваться отношения с мужем, моим будущим отцом. И вот, сосредоточившись, она представила – просто представила, никаких грез наяву – смутную картинку. Мужчина в шляпе стоит посреди комнаты, четкое чувство, что он – уходящий, за спиной у него детская кроватка, над кроваткой разноцветные ползунки и пеленки… Картинку эту она сочла неправдоподобной. Детей у них с мужем тогда не было, считалось, что и не будет. Шляпы мой отец не уважал совершенно. Логичней было бы вообразить его в фуражке: он часто ходил в форме – офицер ВМФ. Так что мама выкинула свое «видение» из головы. А через семь лет увидела все это в реальности. Через семь лет, вопреки всем прогнозам, родилась я. А отношения с мужем разладились. Она предложила ему разойтись в тот день, когда он пришел к ней в шляпе, которую никогда раньше не носил, в комнате с моей кроваткой, над которой сушились разноцветные ползунки.

Разумеется, я спрашивала, как она это сделала. Она так и не смогла объяснить. Села на стул, сосредоточилась, закрыла глаза… это не рецепт ясновидения. На вопрос: «А что ты сама об этом думаешь?», пожимает плечами: «Ведь считал же Эйнштейн время величайшей иллюзией». Ну, а что еще может ответить учитель физики?

Второй случай скорее курьезен. Декабрь 1984 года, Москва, роддом на Шаболовке, в палате шесть женщин, мама среди них. Тихо бубнит радио: «…бубубу… новый генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Сергеевич Горбачев… бубубу…»
— Слышали? Новый генсек! Горбачев…
— Какой Горбачев?
— Ну, вот по радио только что сказали.
— Послышалось тебе!
— Да нет, точно, — и с безмятежным любопытством: «Интересно, сильно теперь все изменится?»
— Что изменится?
— Ну… все изменится. Вам неинтересно? Нашим же детям жить при Горбачеве.
— Мы в СССР живем! – смеются женщины. – Что в этой стране вообще может измениться?
Что в этой стране может измениться, стало ясно уже через несколько месяцев, но забавно другое: слышать эту новость она не могла, потому что генсеком Горбачев стал весной 1985 года.

По отдельности истории объяснимы. Первую можно списать на шутки памяти, вторую — на обычное совпадение. А все вместе, помноженное на другие мелочи, — довольно забавно.