Без рубрики

Легенда Ведьминой горы. Глава 7. В доме и не только

Авторы: Panoptikum&Tefnut.[hide]Легенда Ведьминой горы. Глава 7. В доме и не только[/hide]

Уткнувшись носом в деревянный пол, А.В. шумно дышал, поднимая с пола пыль. Первые несколько минут он прислушивался, не веря в то, что погони нет. Отдышавшись, он заставил себя подняться. Буцефал сидел на стуле, напротив, растопырив усы, и пристально смотрел на А.В. А.В. молчал. Буца изогнулся и протянул к нему переднюю лапу, выпустив когти.

— Сколько видишь? – раздался знакомый голос.
А.В. молчал.
— Понятно…- промурлыкал кот – но ты прав, некогда разглагольствовать, есть дела посерьезней.
— А что, это не все на сегодня? – не выдержал А.В. – я, между прочим, сижу здесь весь израненный, грязный и голодный, разговариваю с котом и даже не уверен, что психически здоров, в конце концов!
— Ну все, прорвало. – фыркнул кот – давай без соплей.
— Объяснись…с места не сойду, пока не услышу хоть что-то, что докажет, что я нормален и что говорящий кот — это лишь очередная гениальная разработка наших ученых, а я подвержен галлюцинациям на почве физического переутомления.
— Времени мало, буду краток. Ты стал свидетелем древнего магического ритуала ведьм. Скажу откровенно, что попал ты на него не случайно. Дом, который был тобою куплен, представляет особый интерес как для тех, кого ты видел в лесу, так и для нас. Будучи потомком могущественного воина, который, между прочим, отправил Ксаву на тот свет, ты, в свою очередь, являешься человеком, на которого возложена определенная миссия. Так что собери волю в кулак и смирись с неизбежным, жизнь многих, в том числе и твоя в твоих руках.
— Информативно.
— Всему свое время.
— Я просто хотел загородную дачу, а вы из меня героя делаете, я с ведьмами сражаться не умею и учиться не хочу. Все это похоже на бред. Никто не сможет мне помешать сейчас выйти из дома и отправиться в город — нарочито громко и воинственно произнес А.В.
— А чего, пусть идет – раздался по старчески ворчливый голос – поди вечереет, машины у него нет, до ж/д 3 версты по лесу. Пущай идеть. Он мне сразу не понравился, человек вроде серьезный, обеспеченный, а в доме грязь, пыль, печка нечищеная, двор не метен, а про чердак вообще молчу.
— А про чердак вообще молчи – буркнул Буца.
Выпучив глаза, А.В. медленно поворачиваясь на голос, произнес:
— Это еще ккккто..?

Рядом с котом на полу стоял дедушка, в потертом кафтане подпоясанный куском бечевки в полосатых шароварах и в лаптях, ростом описываемый субъект не многим уступал Буце. Внешне дедушка выглядел типичным представителем крестьянства дореволюционной поры. Густые брови сходились на переносице, а бакенбарды и борода взъерошено торчали в разные стороны. Его морщинистая ладонь бережно сжимала деревянный половник, расписанный под хохлому.

— Знакомьтесь – произнес Буца – Это хранитель дома — Егорыч, чтобы тебе понятнее было — домовой.
— Мне этого окаянного, можешь не представлять, наслышан – улыбаясь, сказал Егорыч.

А.В. обреченно, с ничего не выражающим взглядом подошел к дряхлой софе и плюхнулся на нее. Выхода не было, приходилось принимать действительность такой, какая она есть, с говорящими котами, домовыми Егорычами, ведьмами, похороненными в прошлом веке, и вурдалаками на кладбище. Потомок древнего воинственного рода молча сидел на софе, собираясь с мыслями, а кот и домовой не мешали ему, тихо переговариваясь между собой.

— Ладно, он устал сегодня и многое пережил. Проверим Егорыч твое гостеприимство и кулинарный талант, о котором легенды ходят, – величественно изрек кот. – поднимайся с этой рухляди Андрей, и пойдем.
А. В. встал и после слов кота вспомнил про желудок, который подавал характерные для голода сигналы.
— Рухлядь… – пробурчал Егорыч – все от хозяина зависит. Между прочим, это софа антиквариат, пока тут никто не жил я с нее пылинки сдувал.
А.В., медленно направляясь из сеней, внутрь дома, как будто оправдываясь, произнес:
— Извините, я все куплю… Просто вышло все как-то…
— Буду надеяться – подытожил Егорыч.
В центральной комнате взору А.В. представился аккуратно сервированный дубовый стол. Среди блюд он обнаружил борщ в глиняном котелке, кувшин с квасом, отварной картофель с зеленью, шмат сала, соленые огурцы, крынка с молоком, яйца, пирожки. Все это поразило воображение А.В. разнообразием и аппетитным видом.
— Угощайтесь, гости дорогие – как-то излишне театрально продекламировал Егорыч, — весь день для вас из под соседских кур яйца таскал да коз доил, своих-то — нема!
А.В., явно не расслышав последнюю реплику, набросился на еду.
— Вкусно… – с набитым ртом пробубнил представитель древнего княжеского рода.
Пока наш герой уплетал за обе щеки яства, Егорыч бегал в сенях с веником и третировал кота.
— Это ж надо столько шерсти в дом натаскать, ты мне, Азакиэль, вообще-то больше в образе коня богатырского нравился.
Буца отреагировал молниеносно:
— У Андрея конюшня двухкомнатная на 16 этаже, некомфортно в лифте копытами стучать.
Препирательства кота и домового прекратились только тогда, когда А.В. осушил последнюю кружку кваса и доел последний пирог с рисом. Пошатываясь, он убрал за собой посуду и аккуратно накрыл остатки еды ажурной салфеткой. Егорыч вернулся в комнату вместе с Буцой и их взорам представился А.В., мирно сопящий на скамье.

— Устал бедолага, – сочувственно произнес кот.
— Обожрался, – иронично ответствовал Егорыч.

Из мира грез А.В. вывели методичные удары половником по лбу, Егорыч наносил удары с упоением, даже после того, как А.В. проснулся и приподнялся на лавке.

— Вставай, бездельник, дела-то какие творятся!

В избе раздавался грохот и звон бьющегося стекла. Буца носился по всей избе с огненными глазами и выпущенными когтями. В темноте было сложно разобрать, кого преследовал кот, но раздавшийся приглушенный писк развеял все сомнения. Под лапой кота брыкался крупный крыс, отмахиваясь длинным чешуйчатым хвостом.

— Попался поганец! – подскочив к пленному, выкрикнул Егорыч.
— Банку мне быстро! – приказал Буца.
Поместив крысу в пятилитровый бутыль, вся компания собралась вокруг незваного гостя, и начался допрос.
— На кого работаешь, падла? – плюнув в банку, менторским тоном спросил Домовой.
— Белены объелся, – прошипел кот, обращаясь к Егорычу. – старушки наши далеко? – обратился он к крысе.
К этому моменту А.В. не сомневался в том, что услышит из банки человеческую речь.
— Вы явно что-то путаете господа, я сюда исключительно в целях пропитания заглянул. Борщом на всю округу несет, — парировал крыс.
— Не пудри нам мозги, крысятина! Если не начнешь колоться, я тебя этому усатому скормлю! – очередной раз вставил Егорыч.
— Учитывая сложившиеся обстоятельства и невыгодное для меня положение, должен признаться, что пришел разведать обстановку. Толком ничего и не услышал, поскольку был схвачен этим верзилой.
— Сколько их и как они далеко? – спросил Буца
— Они рядом. Но больше ничего не знаю. Я существо подневольное.
— Фуфло гонит, гнида, – авторитетно отметил Егорыч.
— Простите, что вмешиваюсь – подал голос А.В. – но мне кажется, я слышу шаги за окном.
Тут же раздался звон разбитого стекла и в комнату влетел камень. Стал слышен старушечий смех.
— Андрюша, выходи!!
— Быстро закрывай окно – крикнул кот и бросился к комоду.

А.В. подскочил к огромному старому шкафу и изо всех сил потащил его к проему окна. Крыс, недолго думая, выскочил из банки и исчез. Домовой тоже испарился. А.В. забаррикадировал оставшиеся окна подручными средствами и прислушался. На улице продолжали истошно кричать и заливаться смехом. Время от времени раздавались глухие удары о стены дома. А.В. на цыпочках вышел в сени и подошел к дверям.
— Не вздумай открыть – крикнул Буца.
— А Егорыч где? – спросил А.В.
— Думаю с дворовым на улице. Действуют по обстановке.
— С дворовым? – только и успел промямлить А.В.
— Выходи, выходи, выходи… – прошептал кто-то совсем рядом.
А.В. отпрянул от двери.
— Говорю же тебе — не суйся – недовольно прошипел Буца. – это опасно.
Внезапно промелькнула чья-то тень, заскрипели половицы и буквально из под ног А.В. выскочил домовой, он был бледен и уже не так воинственен, как раньше.
— Азакиэль, их там штук 10, но Ксаверии нет, они шарахаются вокруг, но во двор не заходят, причитают и раскидывают вокруг всякую гадость. Дворовой починяет забор, говорит, что если крыс мог пробраться, то и другие смогут. Положение плачевное, бабки что-то замышляют, но раз Ксава не пришла, может и обойдется.
— Что могут сделать 10 разъяренных бабушек, которые даже на участок пройти не могут? – спросил А.В.
— Эти разъяренные бабушки, как ты выразился, умертвили половину твоего рода за 15 лет, подчинили себе всю округу и близлежащие села. Поднимают из могил нечисть и неплохо умеют путешествовать во времени. Тот факт, что они не могут подойти к дому — заслуга самого дома, но и его стены долго не выдержат. Включай мозг, Андрей, нам всем нужна помощь.

До рассвета оставалось еще около 3 часов, с улицы не прекращаясь ни на минуту, доносился сатанинский смех. Дом стонал под шквалом камней, летящих в него со всех сторон. Свет погасили, и все трое: Буца, домовой и А.В. — сидели в комнате, где еще недавно допрашивали крыса. Кот притаился на полу возле самого окна, он лежал, в позе сфинкса и, казалось, не дышал. Егорыч нервно мерил шагами комнату и что-то бормотал себе под нос, А.В. сидел посередине, на полу, поджав под себя ноги, и думал. Страха не было, спать не хотелось, удары о стены дома и раздающиеся крики с улицы А.В. не слышал, он думал. Думал о том, как еще не так давно мечтал переехать в деревню, ходить в лес, на речку, купить козу и кур, завести кроликов, встретить хорошую женщину, молодую, румяную, добрую… Смириться сейчас с тем, что всему этому не суждено сбыться, было трудно, но что-то внутри А.В. говорило ему: давай, мужик, действуй, не тушуйся, ты еще можешь все изменить, будут у тебя еще кролики и румяная улыбающаяся женщина, будет свой теплый и уютный дом, просто надо подумать и начать действовать.

— Андрей, петухи пропели, слышишь, как тихо за окном? – кот сидел рядом и с опаской заглядывал ему в глаза.
— Слышу – произнес А.В., встал с пола и вышел из комнаты. На улице было тихо и светло, утренний туман был перемешан с солнечными лучами и пах малиной, молоком и чем-то еще очень знакомым, но неуловимым на первый взгляд. А.В. обернулся на свой дом и увидел на пороге Буцу, рядом с ним стоял Егорыч. А.В. молча развернулся и направился к калитке.

А.В. шел уверенной походкой по главной улице дерени Кобликово. По единственной ее улице. Было около 5 часов утра, орали петухи, солнце не грело, но давало понять, что через пару часов будет очень-очень жарко. Туман рассеялся, и по обе стороны дороги было прекрасно видно два ряда старых полу покосившихся домов. Навстречу А.В. по дороге шла кошка, обычная дворовая кошка с облезлым хвостом и голодными глазами. А.В. остановился.

— Ты кто? — спросил А.В. у животного, когда они поравнялись.
Кошка прищурилась, но промолчала, потом обошла А.В., и, как ни в чем не бывало, отправилась своей дорогой, даже не оглянувшись на собеседника.
— Её Муркой кликать. — раздался рядом мужской голос.
А.В. оглянулся, рядом с ним стоял мужик лет 45 в белой рубахе с заплаткой на пузе и спортивных штанах «ADIDAS».
— Нормальная кошка, мышей ловит да на печи дрыхнет, но разговор не поддержит. — Усмехаясь, продолжил мужик.
— Да кто их кошачье племя разберет, сегодня они о ноги твои трутся, а завтра глядишь тебе лекцию о смысле жизни читают. — ответил А.В.
— Нее, моя Мурка все больше молчит, те, кто говорят, спят сейчас. — загадочно ответил незнакомец.
— Андрей — представился А.В.
— Иван — представился мужик с заплаткой на пузе.
— Знаю-знаю, прогуляться вышел?
— Осмотреться, дом, знаешь ли, купил, а во дворе разруха. Нет ли возможности подлатать старые дыры. Забор надо новый поставить, да ставни на окна.
— Это дело. Можно помочь. Мы деревенские рукастые, не то что городские. Бутыль поставишь, под хохлому тебе избушку распишу.
— Под хохлому не надо, а что до бутыля, можешь на меня рассчитывать.
— Иди за мной.
А.В. кивнул и пошел за Иваном к дому, куда свернула неразговорчивая кошка.
— Ты посиди пока, я подмогу кликну, одни не справимся.
А.В. присел на крыльце дома нового знакомого и зевнул, тут же откуда не возьмись, вновь появилась черная кошка с облезлым хвостом и бесцеремонно прыгнула ему на колени.
— Опять ты?
— Муррр..
— Буцу знаешь? Он раньше у моего прапрадеда конем был.
Кошка выгнула спину и потерлась о плечо А.В.
— Я тебя потом с ним познакомлю — решил наш герой.
Скрипнула калитка, и показался Иван с тремя здоровыми мужиками, они тащили инструменты.
— Доски у Валерьяныча возьмем они у него все равно в сарае без дела уже лет 5 пылятся. — сказал Иван и уже на ухо А.В. прошептал:
— Расчет через меня, им ничего не давай, им не надо.
И действительно все трое стояли у забора, как будто не осознавая, где они находятся, и зачем.
— Странные они — заметил А.В. — полное отсутствие мыслительного процесса на лицах.
— Они тебе забор ставить будут, а не теорему Ферма доказывать.

Тут А.В. был вынужден согласиться.
Когда А.В. и Иван с тремя амбалами и Валерьянычем, чьи глаза тоже напоминали глаза рыбы вытащенной из воды, подошли к дому, Буца сидел на покосившемся крыльце и с тревогой глядел на процессию.
— Все под контролем — бросил А.В. коту — я тебе подружку нашел.
Буцефал презрительно фыркнул и удалился в дом. А.В. обратился к прорабу.
— Ваня, я тебе и твоим богатырям ящик куплю, только забор и ставни нужно до заката сделать. Сечешь?
— Ясен пень. Сделаем, начальник, не бзди. Камни собрать?
— Какие камни? — удивился А.В.
— Да вон те — и Иван указал пальцем в сторону дома.
Только сейчас А.В. обратил внимание на огромное множество разной формы белых камней. Они были симметрично раскиданы вокруг и образовывали собой замысловатый рисунок. Диаметром одни достигали 20-30 мм., другие были 10-15 мм. Все они имели различную форму и были белоснежного цвета. А.В. наклонился, чтобы подобрать один, но его окликнул Иван.
— Не трогай, мои соберут. Валерьяныч, тащи тачку! — Валерьяныч покорно поплелся за тачкой, остальные уже ломали забор.
Стараясь ничему не удивляться, А.В. бросил — Я рядом, если что. — и зашел в дом.
Когда А.В. набирал номер телефона Сломского, тот еще мирно посапывал в постели, уткнувшись носом в необъятную грудь своей жены.
— Давай, Гриша, возьми трубку! — бубнил А.В.
Гриша очнулся и нехотя нащупал на прикроватной тумбочке сотовый.
— Сломский, хватит спать! — крикнул в трубку А.В.
— Я..я не сплю — едва осознавая, что происходит выдохнул Гриша.
— Ты мне — ВО как нужен, — и А.В. на том конце провода провел тыльной стороной ладони по горлу.
— Ааа.. Андрюха! Ну, привет отдыхающим! Пока мы тут в пыльной и жаркой Москве дышим углекислым газом и радиоактивными парами, ты там слушаешь пение птах и греешь свою сорокалетнюю попу в лучах утреннего солнца!
При этих словах А.В. вначале позавидовал сам себе, но, вспомнив бессонную ночь, судорожно дернулся.
— Гриша, у тебя есть шанс пристроить свою сорокалетнюю попу рядом с моей, давай поднимайся, и галопом ко мне! У меня тут ЧП мирового масштаба, без тебя не справлюсь. Приезжай на машине. По дороге купи ящик водки. Жду тебя, не приедешь, ты мне больше не друг!
— Да пошел ты!! — успел выкрикнуть Сломский, но в глубине души понимал, что как только услышит длинные гудки в трубке — встанет, скажет жене что-нибудь обнадеживающее и поедет в Кобликово.
Так и вышло. Поднимая клубы пыли и спотыкаясь на выбоинах дороги к 10-00 того же дня машина Сломского подкатила к дому А.В. Григорий, матерясь для вида, с выражением глубочайшего презрения на лице вылез из автомобиля и, прислонившись к дверце, созерцал открывшуюся его взору картину. Трое огромных, с виду не очень образованных мужиков, справляли забор, огораживающий участок дома. Еще двое заканчивали ставни на окнах. Сам Андрей копошился в сарае, то ли приколачивая дверь, то ли отколачивая ее. Рядом с калиткой возвышалась огромная куча камней белого цвета.
— Да… — промолвил Сломский. — время собирать камни… бурную ты тут детальность развернул — крикнул он А.В.

А.В. оглянулся и вприпрыжку бросился к другу.
— Приехал, вот молодец!! — не в состоянии сдержать радость А.В. обнял Сломского и еще несколько минут не мог выпустить его из объятий.
— Совсем ты тут одичал — уже более дружелюбно произнес Григорий.
— Если бы ты знал, как я рад тебя видеть!! Голодный? Пить хочешь?
— Нет, спасибо, лучше объясни, что за срочность такая.
— Позже, я сам толком мало знаю, ты на местности ориентируешься?
— Ну так, относительно.
— Дорогу до Храма сыщешь?
Сломский как-то странно посмотрел на А.В.
— Сыскать — сыщу, а что, собственно, происходит?
— Да тут ведьмы мой дом всю ночь булыжниками закидывали, а Буцефал говорит, что против той нечести, что на кладбище была, только святая вода да церковные свечи помочь могут.
Пауза, Сломский внимательно изучает А.В.
— Ааа… ну тогда понятно… так бы сразу и пояснил, раз сам Буцефал так говорит, тогда конечно… Кстати, как он тут, мышей гоняет?
— Кто? А, Буца, нет, их домовой всех вывел.
— Андрюша, — как-то заискивающе произнес Григорий — ты нормально себя чувствуешь?
— Не выспался просто, не обращай внимание, сейчас своих предупрежу, что отъеду ненадолго и в путь. «Горючее» привез? Давай сюда.
Вытащив из багажника ящик не самой дорогой водки, рассчитывать на дорогую, зная Григория было бы глупо, А.В. побежал в дом, а Сломский еще долго не мог понять своих — это Буца?
Через 15 минут Григорий и Андрей уже ехали по сельской дороге в сторону Храма. Весь путь на машине занял не более 40 минут, учитывая, что несколько раз Сломский останавливался и методично проклинал всех тех, кто в свое время строил дороги, сажал лес и чертил карты. В результате они все же выехали на поляну близ райцентра, где возвышался огромный и величественный Храм, построенный в честь Великомученицы Варвары.
А.В. вышел из машины и, глубоко вздохнув, направился ко входу, по дороге осеняя себя крестным знамением.
— Ты надолго? — крикнул ему в след Сломский. Но А.В. уже скрылся в дверях Храма. Очутившись внутри, Андрей Васильевич впервые в жизни не смог справиться с нахлынувшими эмоциями. Он упал на колени и разрыдался. Слезы лились из глаз потоками, остановиться было невозможно. Голова гудела, Андрей что-то бормотал, рассказывал, жаловался, обещал… Солнечные лучи проходили сквозь мозаику окон, ласкали, освещали разгоряченное лицо нашего героя, успокаивали. Было тихо-тихо. Пахло ладаном. Кто-то легонько коснулся плеча А.В.
— Ты поплачь, поплачь. Не сдерживай слез. В них нет ничего дурного. Помолись, попроси..
Андрей оглянулся. Никого. Что за голос он слышал и слышал ли он его вообще, кому он принадлежал. Чей он был.
Раздался гул шагов. К А.В. с противоположной стороны приближался маленький мальчик лет пяти.
— Здравствуй, — произнес Андрей. — ты здесь один?
— В Храме разговаривать нельзя. — произнес малыш.
— Мне нужно набрать святой воды.
— Она там — мальчик указал рукой куда идти, — там же и свечи.
А.В. поднялся и пошел в указанном направлении.
Сломский ждал А.В. около двух часов, не решаясь войти, что-то подсказывало ему, что Андрею нужно побыть там одному. Когда же Григорий, наконец, увидел А.В. на пороге Храма, в руках у него была целая бутыль воды и охапка свечей.
— Все в порядке, Андрюш?
— Теперь да, жаль, что ты не зашел внутрь.
Обратно они ехали молча. Возле дома Сломский остановился.
— Тебе еще что-нибудь нужно?
— Будь на связи.
— Я поеду?
— Давай. Спасибо.
— Не прощаюсь, звони.
— Пока.
После отъезда Сломского весь остаток дня А.В. посветил тому, что ходил по участку и разбрызгивал направо и налево святую воду. Мужики с отсутствующими лицами закончили устанавливать забор, как и обещали. На окнах красовались новенькие ставни. Груду камней вывезли на тележках подальше от дома и вывалили около леса. Водку А.В. вручил Ивану лично.
— Спасибо за срочность.
— Спасибо за ящик, — довольно ухмыльнулся прораб. — если тебе понадобится моя помощь — обращайся, как рассвет, конечно. А если что узнать захочешь, езжай в сельсовет, там у меня в архиве знакомец работает, спроси Кирилла Алексеевича.
— Понял, значит, до рассвета!
— До рассвета.
Иван сгреб в охапку «заработную плату», свистнул мужиков и ушел.
Дома А.В. ждал накрытый Егорычем стол, Буца и сам Егорыч. Ужин прошел в тихой семейной атмосфере, кот мирно возлежал на софе, Егорыч сидел рядом с котом. Все молчали.
— Судя по всему, я сегодня молодец — установил А.В.
— Молодец, — довольно помурлыкал кот.
— Молодец, — поддакнул домовой.
После ужина А.В. упал на софу рядом с Буцей и отключился, кот спал у него на груди, домовой ушел на чердак. Было тихо, ночной покой не нарушал даже сверчок, живущий за печкой, видимо, Егорыч договорился.