Без рубрики

Легенда Ведьминой горы. Глава 5. Черная месса

Авторы: Panoptikum&Tefnut[hide]Легенда Ведьминой горы. Глава 5. Черная месса[/hide]

Не стоит говорить о том, что А. В. бежал без оглядки, ломая на ходу хрупкие ветки кустарников. Собственно оглядываться не стоило по одной простой причине. Преследователь находился рядом. Кто-то или что-то гналось за ним вдоль тропы. Он отчетливо слышал рычание, доносящееся за его спиной, и тяжелую одышку. Несчастный А.В. стартовал настолько быстро и не менее быстро рассекал время и пространство близ деревни Кобликово, что и не заметил отсутствие сумки на своем плече.

В голове пульсировали лишь две мысли: что за ним гонится и как спастись? Бегство А. В. по пересеченной местности стоило того, чтобы стать событием года местного масштаба в публикации лесной газеты. Белка, спокойно лузгавшая орех возле одного дерева, при внезапном приближении А. В. и сама не поняла, как оказалась на верхушке дерева. Ее выпученные глаза провожали взглядом бегущего по тропе двуногого, издававшего выкрики, сходные с возгласами марала в брачный период. Скоростные данные А. В. поражали воображение обитателей леса. Неутомимо, словно камерунский бегун, он продолжал грациозными размашистыми прыжками преодолевать все препятствия и барьеры на своем пути. Тем не менее, такой прилив энергии не мог продолжаться непрерывно.

Физическая усталость начала сказываться. Опутав ноги нашего героя, она подло сбивала темп бега. По прошествии нескольких минут А. В. обратил внимание на то, что за его спиной стало тихо. С прерывающимся дыханием и мокрой от пота рубашкой он остановился. Лес издавал обычные звуки. Кусты нигде не шевелились. «Кто это может быть? Волк? Вепрь?» — задумался А. В. — «Удружил, Гриша, ты своей деревней. Купил, дурень, дом! Сидел бы сейчас в квартире в уюте и тишине, а не носился бы от диких хищных животных по лесу!». Но в следующее мгновение наш герой оказался лежащим на земле. Какая-то необузданная сила отшвырнула его на десяток метров. Отбитая о ствол дерева спина жутко болела. Открыв глаза, А. В. не заметил никого, кто мог бы нанести ему такой сильнейший удар. С искаженным от ужаса лицом и срывающимся от крика голосом он бросился бежать прочь. Как-то больше интуитивно, нежели сознательно, он выбирал наиболее гладкие участки дороги. Когда у человека отключается сознание, его место занимает инстинкт самосохранения. Желание выжить гнало А.В. вперед, словно затравленного волка.

К этому времени заметно стемнело. На небе появилась проснувшаяся луна. Измученный усталостью и жаждой А. В. остановился. Он не знал, сколько времени бежал. Единственное, что заботило его в этот момент, было желание выбраться из непрекращающейся чащи. Понимая, что по всей видимости он заблудился, он перешел на быстрый шаг и не сворачивая брел прямо. Наручные часы как будто в насмешку указывали время четыре часа дня. Подобная аномалия нисколько не шокировала А.В. Тем более после десятиметрового полета. Он заметил на майке пятна крови, но останавливаться для перевязки не желал. То, что нанесло ему удар на лесной тропе, не могло иметь ничего общего ни со зверем, ни с человеком. Плечо серьезно кровоточило. Значит, у этого нечто серьезные когти. А это еще одна причина для того, чтобы избегать встречи с их обладателем. Ужас, который гнал А. В. вперед, больше не сковывал его движений. Он вытеснил все остальные желания и ощущения. То, что с ним происходило, не было сном. Это была реальность. Оставшись один на один с неизведанным и пугающим, А. В. осознал всю глубину отчаяния. Оно было невыносимым. Словно неподъемная глыба она вдавливала сознание А. В. в пустоту. В какой-то момент он даже совершенно забыл про того, кто набросился на него. Какая разница как умереть? От клыков и когтей неизвестной твари или от голода и обезвоживания в лесу. В любом случае результат один. Гибель.
Вдруг А. В. впереди заметил небольшую решетку. Покосившиеся столбы убедили его в том, что увиденная конструкция является забором. На лице появилась безжизненная улыбка. «Наконец-то! Это участок. Рядом люди!» — мысленно обрадовался бедолага.

— Помогите! Меня кто-нибудь слышит? Помогите мне! — неистово закричал А. В.

Подбежав к забору, он ударом ноги сломал столб, и сетка оказалась на земле. Обрадовавшийся А. В. резво перескочил сломанную секцию забора и внезапно остановился. В горле ощущался ком, который по шероховатости был схож с наждачной бумагой. В голове отчетливо пульсировала кровь, издавая звук, схожий с ударами молота о наковальню. Представившаяся взору А. В. панорама окончательно добила его нервную систему. Куда бы ни обращался взгляд А.В., он не видел ничего, кроме крестов и памятников.

Он окончательно убедился в том, что оказался на кладбище, первым его желанием было дематериализоваться, исчезнуть, раствориться в ночном тумане. Теряя рассудок от страха, А.В. сполз по забору и упал на колени. Обхватив голову руками, он заскулил, как маленький перепуганный щенок. Время перестало существовать, мир вокруг замер, даже туман не двигался, а как будто накрыл его белой шалью и замер. Не было ни одном мысли, тупая безнадежность парализовала все члены нашего героя, он устал, тело ныло от продолжительного бега по кустам и бурелому. Он закрыл глаза и заставил себя сосредоточиться. Первое, что он почувствовал, был холод, но измученному физически и эмоционально человеку это было даже на руку, холодок пробежал по спине, коснулся левого плеча, потрепал волосы на затылке и замер на макушке. А.В. встрепенулся и начал думать… Что ни говори, а взрослый мужик не может позволить себе паниковать, заблудившись в лесу, ну забрел на кладбище, или загнали сюда, это уже не суть важно. Кладбище – это творение рук человеческих, следовательно, где-то недалеко должна быть обитаемая зона, та самая деревня, куда он и направлялся. Думать о том, кто именно загнал его на кладбище, А.В. не желал, да и не мог, это было страшно и обидно, он все-таки мужик, а не курица.

Вставшая перед ним дилемма заключалась в выборе двух направлений. Вернуться обратно в лес или попробовать пересечь кладбище напрямик. Пока он лежал на заборной сетке, с ним ничего не произошло, но вполне определенно он помнил о нападении в лесу и угрожающей опасности в нем. Лес стоял черной стеной за спиной героя и не внушал оптимизма. Кладбище же напротив казалось местом спокойным и умиротворяющим, напоминающим хоть о какой-то цивилизации.

А. В. заставил себя подняться на ноги и, стараясь не смотреть в сторону леса, медленно поковылял вдоль кладбищенской ограды, наугад выбрав направление. Кладбищенские кресты представляли собой ветхие покосившиеся деревянные конструкции, лишенные табличек или иных опознавательных знаков. А. В. привлекла одна могила, на кресте которой при лунном свете удалось прочитать дату погребения и имя. «Кул…ва (неразборчиво) Ксаверия Пантелеевна. 1818-1923.». Столь продолжительный срок жизни хотя и несколько удивил А. В., но памятуя о долгожительстве сельских жителей, он не был шокирован. Его прабабушка умерла на девяносто втором году жизни и то скорее от скуки, нежели от старости. Удручало иное обстоятельство. Погосту не было видно конца. На горизонте появлялись все новые и новые могилы. Как он понял, им было преодолено расстояние примерно в километр. Остановившись, А. В. начал всматриваться вдаль и, обезумев от нескрываемой радости, увидел далекий огонек, который мерцал в тумане желтым цветом. Огонек то исчезал, то появлялся, игриво меняя размер и будто подмигивая и дразня, звал к себе уставшего путника. Страх отступил, и наш герой, подгоняемый призрачной надеждой, голодом и жаждой, легко перемахнул через покосившуюся ограду и очутился на территории кладбища. Перейдя границу, разделяющую погост от внешнего мира, А. В. почувствовал перемену, которая выражалась в свежем ветре, доносящем до него аромат пряных трав и сырой земли. Туман чудесным образом рассеялся, и огонек вдали стал более отчетлив. По мере того как А.В. приближался к нему, проходя по тропинке между могилами, от огонька стали отделяться светящиеся точки, которые в свою очередь тоже хаотично двигались и увеличивались в размере. «Может, это могильщики роют новую могилу к утреннему захоронению!» — подумал А.В., немного обеспокоившись. Что-то внутри советовало ему броситься прочь от этих мерцающих огней, но здравый смысл заставлял его сокращать расстояние между собой и светящимися объектами. Завороженный движением огней, А.В. словно мотылек летел на свет не разбирая дороги.

Спустя несколько минут А. В. смог различить силуэты, которые странным образом передвигались между могилами, то приседая, то резко подскакивая. Где-то немного дальше раздавался женский смех и причитания, перекликавшиеся с гортанными выкриками. А.В. окликнул: «Эй, кто-нибудь слышит меня? Я заблудился! Мне нужно в Кобликово». На мгновение все стихло, и силуэты, только недавно бродившие близ могил, выпрямившись, стали смотреть в его направлении. В следующую минуту одна из фигур жестом указала в сторону А.В. и не спеша направилась к нему навстречу. Он замер в ожидании. Фигура представляла собой невысокого худого человека, раскачивавшегося при ходьбе и настороженно приседающего. При ближайшем рассмотрении можно было подумать, что это идет ребенок одиннадцати-двенадцати лет, изрядно подвыпивший. Эта странность не могла не удивлять. А. В. присмотрелся и заметил, что у идущего отсутствуют волосы на голове. Непропорционально длинные руки, короткие ноги и выгнутая спина не мешали ему уверенно передвигаться между могилами. В нижней части живота А.В. ощутил характерный прилив, ноги стали ватными, в голове загудело. Существо, двигавшееся к А.В., прибавило темп, и стали слышны звуки, им издаваемые. «Простите, я хотел…» — промямлил А.В. и в следующее мгновение услышал отвратительный, ни с чем не сравнимый звук, чем-то отдалено напоминающий гортанное булькание в сочетании с хрипами умирающего: «Грааааххххххыыыык…».
А. В. отшатнулся и, запнувшись о могильную изгородь, навзничь рухнул в бурьян. Падая, он рефлекторно руками ухватился за торчащий из земли кол, когда-то, возможно, бывший частью креста. Существо склонилось над А.В. и разинул отвратительную зубастую пасть, из которой доносился смрад. Изо рта существа капали и тянулись сгустки слюны. Голова, непропорционально большая, имела овальную форму, ввалившийся нос и заостренные уши на фоне серо-зеленой потрескавшейся кожи дополняли ужасающую внешность монстра. Глаза представлявшие собой два горящих угля с маленькими вертикальными зрачками, они уставились на А.В. с неподдельным любопытством. Еще мгновение, и длинные узловатые пальцы коснулись бы груди перепуганного насмерть мужчины, но в этот момент сработал древнейший инстинкт — инстинкт самосохранения, и руки человека сжали странный, непонятно откуда взявшийся предмет, на поверку оказавшийся черенком от лопаты. Раздался свистящий звук, и голова существа ощутила удар, брызнула зеленоватая жидкость, и тело монстра повалилось на соседнюю могилу. А.В. вскочил. В правой руке он сжимал единственное орудие самозащиты которое смог найти, левая панически хваталась за воздух, совсем рядом вновь раздался знакомый звук: «Грааааххххххыыыык…», и наш герой понял, что он не один, его как дичь окружали со всех сторон уже знакомые ему фигуры. «Отличненько…» прошептал А.В. и взмахнул палкой, как богатырь мечом. «Пшли ВОН!!!!» — уже заорал А.В. — «ВОН ПШЛИ!!!!» И тут в воздухе что-то просвистело.
Резкий удар и боль, схватившись за голову, А.В. повернулся и увидел на земле рядом с собой небольшой предмет — полусгнивший беззубый человеческий череп. Времени на раздумья не было, кто-то или что-то желало его крови. А.В. бросился вперед, размахивая перед собой черенком от лопаты будто палицей. Он вновь ощутил панический страх, с которым однако он уже успел свыкнуться. Зловещие фигуры, шипя и подпрыгивая, будто приматы, начали преследование. Отвратительных тварей становилось все больше, их полчища настигали А.В. Боковым зрением он успел заметить в пасти одного из них человеческую конечность, представляющую собой разложившуюся голень, заканчивающуюся большим кирзовым сапогом. Подавляя рвотный рефлекс, А.В. продолжал бежать. Впереди он уже ясно видел фигуры людей, это были женщины преклонных лет, которые бродили с горящими факелами в руках между могил. В центре толпы он заметил молодую женщину, в которой узнал ту самую с обочины дороги во время возвращения из деревни. Слонявшиеся вокруг нее старухи подносили ей чарки, наполненные жидкостью неопределенного цвета. Они были наги и обмазаны серебристым веществом, которое половником черпали из большого котла. Некоторые из них, будучи изрядно одурманенными, распевали сквернословные песни и танцевали прямо на могилах. На поляне кроме женщин А.В. увидел и мужчин, чьи лица показались ему знакомыми. Они вели себя странно, как будто не осознавая, где находятся. Как правило, они лежали на земле, без одежды, в состоянии эротического возбуждения. Женщины, смеясь, извивались над ними, совершая характерные для полового акта движения. Некоторые предавались разврату с существами, не виданными А.В. ранее, то были мужеподобные, физически развитые гиганты с признаками уродства на лицах, но при этом с хорошо развитыми половыми органами. Изо рта этих существ торчали острые как бритва клыки, они издавали странные звуки и во всем подчинялись женщинам. Среди гомона голосов А.В. разобрал отдельные фразы в частности: «Гори и жгись, заклинаю вас, белена, боли-голова, паслен и живительный мак… придайте нам силу и молодость…». Обступившие со всех сторон молодую женщину старухи были заняты тем, что по очереди прикасались губами к заднему месту черного козла, привязанного к ограде одной из могил.
Оставаться незамеченным А.В. далее уже не мог, слишком близко он подошел к месту оргии. Остановившись прямо напротив жрицы, он стоял, вцепившись в черенок спасительной лопаты, пребывая в состоянии близком к обморочному, не смея двинуться с места. Первым его заметила отвратительного вида женщина, сжимающая в руке каменный предмет, напоминающий собой фаллический символ немыслимых размеров. Она размахивала им из стороны в сторону, периодически касаясь других женщин. Впоследствии именно им она и указала на А.В., привлекая к себе внимание других жуткими криками. Находящаяся в центре ведьма издала вопль, после чего раздался сатанинский смех, и все вокруг стихло. Встав на спину согбенного перед ней мужчины, она произнесла:

— Бабоньки, к нам Андрюша пожаловал, званый гость на нашем празднике. Княжеский ублюдок удостоил нас своим присутствием. Сегодня прольется кровь ряженого. Привести его ко мне!

Не успел А.В. понять смысл сказанного, как сзади в него вцепилась рука с острыми когтями и поволокла его в центр круга. Оказавшись распластанным у ног ведьмы, он почувствовал, как чья-то рука подняла его голову.

— Не страшно ли тебе, княже? Уж коли к нам пожаловал, то вырази почтение хозяевам. Испей из чаши.

Кривая лапа поднесла к его лицу чарку с дымящимся напитком алого цвета.

— Жрите сами! — обозлено промямлил А.В. — Судя по запаху, от диареи лечитесь. — ответом ему был все тот же пронзительный смех и реплика колдуньи:
— Голубых кровей, а глаголет будто челядь.
— Один вопрос. Я в задницу козлу не залезал, а потому не понимаю ваши повадки. По какому поводу сие действо?
— Да все по твою душу молимся, баре.
— Спасибо за лесть, не мешало бы колени преклонить, шлюхи!

После этих слов лицо ведьмы перекосилось, и среди негодующего шепота раздались возгласы:

— Да порвать сучьего отпрыска!!!
— Погодим. Успеем ему кишки выпустить, человечек разговоры разговаривать желает. Пусть перед смертью покалякает!
— Да мне с вами калякать не о чем, потаскушье племя, только и умеете мужиков безвольных за яйца таскать. Советую козлу задницу долизать да по домам расходиться.

Внезапно откуда-то сверху раздался тихий мурлыкающий голос:

— А я с баре согласен.

После чего к ногам ведьмы упала голова одной из тварей, преследовавших А.В. Вальяжной поступью с чувством полнейшего пренебрежения к окружающим вышел Буцефал. Это был не тот спокойный домашний питомец, которого знал А.В., сейчас перед всеми предстал огромного вида лохматый хищник, больше напоминающий дикого снежного барса, размерами не уступающий африканскому льву. Кот (если можно так его называть) расхаживал по кругу, мерно переступая когтистыми лапами и будто насмешливо «мурлыкая» в полный голос.