Без рубрики

Легенда Ведьминой горы. Глава 3. Поездка

Авторы: Panoptikum & Tefnut.[hide]Легенда Ведьминой горы. Глава 3. Поездка[/hide]

К середине июля А.В. свыкся с новым постояльцем квартиры. Отношения этих двух до сей поры одиноких существ нельзя было назвать идеальными. Время от времени в подъезде раздавались протяжные вопли кота, вылетающего за дверь и сливающийся с ним крик А.В.: «Говнюк!» или, что было реже: «Урод!»
Пилотирование кота в подъезде было обусловлено его нетерпимым характером, дерзостью и гадливостью. А. В. неоднократно помышлял отправить это несносное животное на городские улицы, но, памятуя о загадочном возвращении источника вони и шерсти с мусорки, отказывался от задуманного. Позже хозяин квартиры смирился с присутствием кота и последствиями его пребывания. Иной раз, в моменты, когда А.В. придавался сентиментальности, коту разрешалось забираться ему на руки и лежать на диване, а его упоительное урчание в такие дни лишь дополняло общую картину покоя и душевного спокойствия.

Григорий сдержал обещание и все формальности, связанные с приобретением новой жилой площади, были решены. Также была оговорена дата и время поездки друзей в деревню Кобликово Владимирской области. Ранее, в досоветский период, деревенька носила название Ведьмина гора, но об этом позже.

Кот, нареченный Буцей (производное от Буцефала), был оставлен на время поездки той же сердобольной Лидии Егоровне, с радостью принявшей соседского питомца. Как заметит читатель в последующем, кличка коту была выбрана по истине пророчески.

Дорога на автомобиле Г. С. заняла не многим более двух часов, и глазам А.В. представился во всей своей прелести антураж наших отечественных селений. Дорога отсутствовала, вместо нее было не асфальтированное направление, вдоль которого располагались покривившиеся деревянные столбы электропередач, многочисленные деревья, стволы и листья которых в засуху покрывались большим слоем придорожной пыли да одинокие коровы на густом лугу, то бесцельно жующие, то бесцельно блуждающие. Одинокий трактор и многочисленные телеги, помнящие еще Буденного, редкий сельчанин, одиноко покуривающий папиросу возле своего дома, вызвали в душе А.В. умиление и ощущение душевного подъёма. Из открытых окон пахнуло свежим воздухом, к которому примешивались ароматы цветов, нежной сочной травы, а также навоза, кучи которого располагались чуть ли не за каждым забором. Прямо недалеко от заборов мелькали небольшие лужайки, служащие пастбищем для многочисленных коз, овец, кур и уток. За обозримой панорамой А.В. отвлекся и не заметил, как автомобиль припарковался возле одного из домов, расположенных на этой, казалось бы, бесконечно длинной проселочной улице.

— Ну вот. Приехали, — весело сказал Григорий.

Войдя в калитку, друзья увидели деревянный дом с резными окнами, по высоте недостающими даже до груди невысокого Г.С. Несмотря на видимую и ощущаемую ветхость этого жилья, было что-то самобытное и необъяснимо близкое и родное в нем. Крыльцо, ведущее в сени с тремя низкими ступенями, оказалось в неплохом состоянии, при нажатии на них не раздавалось даже характерного скрипа. Сени представляли собой объемное помещение, которое предназначалось для временного хранения съестных запасов и бытовой утвари. «Здесь я обустрою кухню в летний период» — подумал А.В. По левой стороне была лестница, уходящая вверх к заколоченному чердаку. При входе в жилую часть дома, куда вела дубовая монолитная с виду дверь, мужчины запнулись, поскольку высокий порог был прямо за ней. Продолговатый коридор вел прямо в большую комнату, обставленную старым облупившимся столом. На столе величественно стоял огромный самовар, кран которого, отвернувшись от гостей, уставился в закругленную срубами стену. Немного дальше, справа, через дверной проем можно было пройти в другую комнату, на полу которой были разбросаны стеклянные банки и бутыли, заросшие паутиной. На полу виднелся люк, ведущий под дом. С двух сторон по бокам коридора находились уютные комнаты с деревянными кроватями. В одной из них, прислонившись к стене, стояла печь. А.В. еще подумал в этот момент: «Если поднять глаза вверх, то можно обнаружить на ней сказочного Емелю».

— Да, паутины и пыли здесь полно, – сказал Г.С.

— Владельцы этой паутины наверняка размером с Буцефала, – отметил А.В.

— В общем, здесь одна большая и три небольшие комнаты, просторные сени, подвал и чердак. Последний, кстати, заколочен, позже один посмотришь, что там. Прочисти печь. Обязательно. В трубе сажи полно, забилась. Я тебя познакомлю со Степанычем. Местный староста деревни. Для здешней публики он верховный фарисей. Мужикам скажет – сделают. На водку не скупись, но как полагается — после работы, а то будешь их неделями по канавам искать. Теперь пойдем на улицу.

— Гриш, а чей это был дом?

— Да парня одного. Он вступил в права наследства после смерти отца, но потом восемь лет сюда не приезжал. Приобрел что-то под Москвой. С ним проблем не было, хороший малый, – выйдя на улицу, пролепетал Г.С.

За домом простирался земельный участок, заросший бурьяном, с древним колодцев близ забора. Недалеко от навозной кучи, сплошь покрытой лебедой, на корявых сваях высился сарай, торец которого был усеян висящими подковами, одинокой косой и корытом для скота.

— Ну, как тебе? – при этом вопросе пухлые щеки Г.С. расползлись от самодовольства.

— Шикарно! Тишина да покой. Как выходные или отпуск – сразу сюда. Буцефала заодно привезу. И так всю квартиру испортил.

— Имя, конечно, ты ему дурацкое дал.

— Какое, на твой взгляд, мне следовало бы дать ему имя?

— Красивый породистый кот. Ну, хотя бы Маркиз.

— Благородный? Маркиз? Этому лосю? Буцефал-Буцефалом. Благородный! Тоже мне! – саркастически ухмыльнулся А.В.

— Ну, знаешь, ты тоже не Александр Македонский. Ладно, ну чего, едем обратно?

— Поехали.

Выехав из деревни, А.В. обратил внимание на не пожилую женщину, одиноко идущую вдоль дороги. Одета она была в старомодный белый сарафан, плотно облегающий стройный стан, расписанный красными узорами и спускающийся до самых пят. На голове слегка небрежно был накинут платок. Что-то странное показалось во взгляде, брошенной женщиной на переднее сидение автомобиля, где сидел А.В. На какое-то мгновение женщина улыбнулась, но эта улыбка вызвала неприятное чувство у А.В. «Ладно, подумаешь! Странных людей вообще хватает, а если здесь пожить всю осознанную жизнь, то и удивляться не придется», — подумал он и начал планировать поездку на следующие выходные.

Неделя прошла незаметно. На работе А.В. редко видел Григория, и потому обсудить маршрут, по которому он самостоятельно должен поехать в Кобликово, удалось лишь в пятницу. К вечеру приготовления были закончены, и громоздкая сумка до верха забитая одеждой, осталась дожидаться своего хозяина у входной двери. Спать А.В. лег рано, успев предварительно погонять Буцефала по квартире за натачивание когтей об диван. Кот, раздосадованный очередным запретом, замкнулся в себе и демонстративно удалился на кухню.
Сон был неспокойный. Перед глазами вставала женщина, увиденная в прошлую неделю на дороге. Вокруг нее плотным клубком изгибались змеи. При виде А.В. они так и норовили его укусить, при этом издавая противное шипение, разевая пасти и показывая острые, как бритва, клыки. Женщина, пристально смотря в глаза А.В., дико, нечеловеческим голосом хохотала, указывая на него длинным пальцем. Вместо ногтей у нее торчали изогнутые орлиные когти. Непроизвольно во сне А.В. стал звать Буцефала, рассчитывая на его помощь. После увиденного сна он проснулся. На груди сидел кот. Его проницательные глаза вглядывались в него, и как-то внезапно А.В. стало легко и спокойно. Поглаживая правой рукой гриву Буцы, А.В. в скором времени безмятежно уснул.