Без рубрики

Омерта по-соседски

Хочу рассказать вам про мистику, которая случилась у нас на следующий, после бабушкиной смерти, день (т.е. ночь).

Автор я.Думаю, нужно сразу сказать, что для меня ничего удивительного в произошедшем нет, хотя назвать то, о чем собираюсь рассказать «не мистикой» просто невозможно. Нет удивительного для меня, ну и тех кто знал бабулю. Она ведь даже за несколько лет озвучила нам год своей смерти. 1998-й. Якобы ей назвал его во сне какой-то старец. И умерла она именно в этот год.

Так вот: Бабушка была старенькая, почти 90 лет. Умерла «по возрасту». На вскрытие не отправили — обмывали, обряжали дома. И дома же готовили поминальный обед (в провинции так многие до сих пор делают). Как водится, съехались близкие. Хлопоты, суета, привезти… отвезти… не забыть купить… Кто участвовал в подобном «мероприятии», тот знает. Заведовать готовкой определили меня (мама с теткой у гроба), а помогать мне пришла соседка Таня. И вот как принялись мы с ней с утра вертеться, так и провозились до глубокой ночи. Устали неимоверно, ведь если бы только «наряд по кухне», а то привезли, куда девать? Надо то и это где? Все бросишь, побежишь… А бежать в дом, готовим-то во втором доме, в общем, та еще суета. Вот уже дело к полуночи. И «гонцы во все концы» дела поделали… И дядюшка машину во двор загнал… И тетушку (жену его) я из кухни сплавила, чтоб не гавкала под руку, пока мужик свои законные сто грамм пьет… Вот уже и он убрел… Ночи, наверно уж, час второй пошел, последние штрихи… И обнаружилось, что молотый перец кончился, а взять, естественно, негде. Тут моя помощница живой ногой сгоняла домой, принесла, все доделали, вынесли все кастрюли на веранду и легли с ней подремать.

И вот лежу я, думки свои невеселые гоняю, сна ни в одном глазу, несмотря на усталость, нет. Да и какой тут сон? Как вдруг, ловлю себя на том, что слышу как кто-то по двору ходит… И шаги что-то больно знакомые… Вот раз под самым окном прошлось, другой… Вот на крылечке топчется… Да это же бабка! Ее шаги! Вот уже на веранде шуршит, кастрюлями погромыхивает… Ага! Точно она! Сто пудов контролирует — все ли как положено? (Тут просто бабулю мою знать надо — досужая была покойница. Чтоб все по ее было. Про таких говорят «без него вода не освятится»). Лежу я, значит, возню эту слушаю, а сама думаю «Лишь бы Танька не услышала — перепугается и сбежит, а мне тут куковать с бабушкой… И вообще, чего это я лежу?! Сна все равно нету, так пойду-ка я в дом, да у гроба побуду.» Прислушалась — Танька мирно сопит, встала потихоньку и ушла.

На следующий день похоронили. Прошел обед. Народ разошелся, остались свои поминать. Помянули… и разговорились мы с Танькой. Спрашиваю ее:
— Ты ничего странного ночью не слышала?
— А что?
— Да мы как легли, так бабуля приходила. Сперва под окнами я ее слышала, а потом и на веранде она ходила, кастрюлями гремела.
— Ты слышала, а я видела ее!
— Что?!
— Когда перец дома взяла, вышла и на ваш двор глянула: вижу стоит под окнами дома… Присмотрелась — точно она! Сгорбленная, на костыль свой оперлась и в окно над крылечком заглядывает. Я так и приросла к земле… А она малость посмотрела и вглубь двора побрела. Ну, думаю, бдит Федотовна (бабуля) как ее в последний путь провожать собираются…
— А чего же ты мне не сказала?!
— Пугать не хотела. А ты чего промолчала?
— Тоже пугать не хотела.
Вот и поговорили.

P.S. Рационального объяснения описанному у меня нет. На то, что померещилось, тоже не спишешь (хотя бы потому что не мне одной). А вот то, что это как раз в бабулином стиле — факт. Ей и тут надо было все проверить, потому что дотошная она была. (И я такая жн выдра, в бабку не иначе.) И видно довольна осталась, иначе было бы нам с Танькой «небо с овчинку».