Без рубрики

Сибирский тракт

Автор — я, история произошла со мной лично.Думаю, все знают, хотя бы из уроков литературы, что такое каторга. Также думаю, что все в курсе, что на эту каторгу людей отправляли пешком в цепях и под конвоем. С появлением железных дорог будущих каторжан довозили до ближайшего поселения к местам заключения, а там пешком по ужасному зною или лютому морозу, кому как повезет со временем года. Многие каторжане попросту не добирались до мест заключения, но на это и был весь расчет, а для тех, кто дошел устраивали настоящий ад . Это были суровые 18 — 19 века . Но отголоски тех времен то и дело слышатся в наше время.
Собственно, сама история произошла, когда мне было лет 15. Мы всей семьей приехали к родственникам на дачу, пожарить шашлыки, дядя Витя затопил баню. Мы с папой прихватили удочки (участок дяди Вити и тети Оли стоял на берегу маленькой речушки, под названием Ик, на саму речушку выходил небольшой плотик, с которого очень удобно рыбачить). В общем, выходные обещали быть классными. Родители, как водится, выпили за встречу и так далее. Часа через 2 меня и моего сродного брата Саньку (младшего сына дяди Вити и тети Оли) отправили в соседний дачный кооператив, возле автобусной остановки которого стояла придорожная шашлычка. Нам накатали записку с разрешением продажи «беленькой» и отправили в путь. К слову надо сказать, что если идти через дачи, а потом по освещенке, то до этой шашлычки наберется километра полтора, а если срезать через лес, то метров 700. Было часов 8, летний вечер, солнце только-только собиралось садиться. Ну, и пошли мы по этой лесной тропинке, часть которой пролегала через Сибирский тракт, по которому давным-давно водили каторжан, место, конечно, с историей, но на деле самая обычная лесная тропинка, ничего в ней жуткого вроде и нет. Единственное, что плохого про тропинку эту слышал, так это то, что сторож кооперативный детишкам местным говорил, что там призраки водятся. Но, зная его образ жизни и его любовь напиваться по вечерам до «зеленых соплей», никто этому не верил. В общем, пока дошли до шашлычки, прошел, наверное, час, было довольно душно, поэтому мы еле плелись. А вот когда пошли обратно, уже начинало потихоньку темнеть. Ну, тут Санек и выдает:
— Ванька, а не струсишь обратно по лесу идти?
— Нет! А ты?
— Нет! Ну, пошли, значит, по лесу
Идем себе, идем, а в лесу как-то тихо стало, я бы даже сказал очень тихо, даже мошкары нет. Птиц не слышно. И вдруг Санек меня за руку дергает
— Слышишь?
— Что слышишь?
— Железо лязгает.
— Санек, хорош прикалываться, ты меня все равно не напугаешь!
— Да тише ты!
И тут оба, как заколдованные, поворачиваем головы налево. А там фигура какая-то полупрозрачная мимо нас проплывает. А мы оба, как под гипнозом, стоим словно вкопанные, пошевелится не можем. А на фигуре этой балахон какой-то рваный надет, а на ногах кандалы, лица не видно было… И цепей лязг да такой, что в ушах больно стало… Только фигура эта мимо проплыла, нас как отпустило, мы бегом (никогда в жизни так быстро не бегал) к дачам помчались. Прибежали, рассказали все родителям, на что дядя Витя достал бутылки из пакета, осмотрел внимательно и выдал:
— Ну, бутылки вроде не тронутые, запечатан, привиделось вам, ребятки!
Обычно люди только отрывками помнят подобные происшествия, но я запомнил все до мельчайших подробностей: и как пошевелится не мог, и как выглядела эта штука…
Можете верить, можете нет — дело ваше, но это было!