Без рубрики

Еда для мертвых. Часть третья

Автор — AnnAPoroXnia.Как на зло, мое сознание оказалось более устойчивым, и вся прелесть мистических разборок происходила у меня на глазах.
Валентин Сергеевич перестал шипеть и словно рыба, выброшенная на берег, беззвучно хлопал губами, глядя на двух Богов ( зрелище, я вам прямо скажу, не для слабонервных ).
— Ну что ж, — прорычал Анубис, — теперь твоя очередь пожинать плоды своих злодеяний! Посылая на смерть людей, чтобы прокормить своих монстров, ты выбрал свою участь!
Тот подошел к трясущемуся мужчине и сказал, добавляя к словам Анубиса:
— Ты хвастался своими знаниями о древних цивилизациях, у тебя будет возможность их сейчас продемонстрировать. Прочтешь оправдательную речь перед своей смертью!
— Не-ет! — закричал Валентин Сергеевич и оглянулся, ища поддержки у своих воскрешенных тварей. — Сожрите их! Сожрите!
Но монстры испуганно жались к друг другу, понимая своим жалким умом, кто перед ними.
В руках Анубиса появился золотой крюк, и он, схватив мужчину за шею, прорычал:
— Начинай свою речь, пустынный червь!
Валентин Сергеевич заплакал от ужаса и, заикаясь, произнес:
— Слава тебе, бог великий, владыка обоюдной правды. Я пришел к тебе, господин мой. Ты привел меня, чтобы созерцать твою красоту. Я знаю тебя, я знаю имя твое, я знаю имена 42 богов, находящихся с тобой в чертоге обоюдной правды, которые живут, подстерегая злых и питаясь их кровью в день отчета перед лицом Благого. Вот я пришел к тебе, владыка правды; я принес правду, я отогнал ложь. Я не творил несправедливого относительно людей. Я не делал зла. Не делал того, что для богов мерзость. Я не убивал. Не уменьшал хлебов в храмах, не убавлял пищи богов, не исторгал заупокойных даров у покойников. Я не уменьшал меры зерна, не убавлял меры длины, не нарушал меры полей, не увеличивал весовых гирь, не подделывал стрелки весов. Я чист, я чист, я чист, я чист…
Анубис просунул свой крюк ему в ноздри и добрался до мозга, даже не дернувшись от жуткого крика. Густой, дышащей струйкой он тек по лицу Валентина Сергеевича, попадая в распахнутый рот… После этого крюк разорвал ему плоть под рукой, и Анубис извлек оттуда еще бьющееся сердце, швырнув его на золотые весы Тота, он зарычал:
— Ты — не Чист! Ты творил Мерзости! Я отправляю тебя на вечные мучения!
Тело хозяина дома перестало дергаться в конвульсиях, и он замер с широко открытыми глазами. Тот поднес руку к клюву, и из него вылетела струя колючего, пустынного песка, окутывая Валентина Сергеевича и его живых мертвецов… Через минуту они превратились в странные, скорчившиеся фигуры с вечным ужасом на окаменелых лицах.
В воздухе еще витал запах кровавой расправы, и мой желудок сжался от рвотных спазмов, Линда все еще была без сознания, и я завидовала ей.
Боги снова стали людьми… Окровавленный Андрюха наклонился над ней и провел перед ее лицом раскрытой ладонью, Линда судорожно вздохнула и открыла глаза.
— Что здесь произошло?!
— Хорошо, что ты не видела… — прошептала я, борясь с рвотными спазмами. — Это было… незабываемо…
— Ничего особенного, — хмыкнул Андрюха-Анубис, — кое-какие моменты из процесса мумифицирования…
— Ну да… — протянула я. — Мозг через нос это так… дело привычное…
— Как мозг через нос? — Линда даже привстала. — Каким образом?
— Это ты у них спроси, — я кивнула на голых и таких обычных приятелей, — инструмент еще тот…
— Пойдемте обратно в дом, — сказал Андрюха, — сначала амулет-скарабей найдем, а потом все остальное.
— А если мы не пойдем? — язвительно поинтересовалась я. — Свой крючок достанешь?
Они начали хохотать, поглядывая друг на друга, и до меня вдруг дошло, что им пришло на ум, когда я задала второй вопрос. Мы с Линдой покраснели и рванули к лифту.
Дом окутывала гробовая тишина, лишь капающая с потолка кровь мелодично звенела, попадая на хрустальные бокалы с шампанским. Мой желудок уже изверг из себя все, что было можно, но Линда побледнела и кинулась в угол. Все, что было не съедено, валялось по комнате, пропитывая кровью персидские ковры и дорогой ламинат. Не обращая внимания на все это, Андрюха с Димоном целенаправленно шагали вперед, поигрывая упругими ягодицами.
— Может вы прикроете свои… достоинства… — вежливо поинтересовалась я. — Нам на сегодня и без этого впечатлений хватило…
— Конечно, — улыбнулся Димон. — Сейчас примем душ и оденемся.
— Издеваешься?
— Нет, мы же проживали здесь как гости, пока велись поиски артефакта… Так что гардероб весь тут.
— Понятно… — протянула я, стараясь не смотреть на них. — Мы пока осмотримся…
— Не боитесь? — Димон недоверчиво посмотрел на зеленую от тошноты Линду.
— Справимся, — буркнула она и пошла в сторону резных дверей.
— Раз плюнуть, — добавила я и пошла следом.
… Глубоко во мраке подземелья в пещере живет дракон Апоп. Страшен огромный змей, большими кольцами выгибает он свое длинное тело, извивается и шипит отвратительное пятнистое чудовище. Огромен Апоп – его тело 450 локтей в длину…

В комнате с саркофагами было также, как и во всех других — скользко и кроваво… Коробочка с артефактом так и лежала на крышке одного из каменных гробов, отблескивая золотыми краями. Я переступила через чью-то оторванную руку и потянулась было к амулету, как вдруг из темного угла выступила темная фигура, закутанная в черный балахон. Она медленно подплыла к саркофагу и, взяв коробку, спрятала ее в широких рукавах.
— Это мое, — послышался из-под капюшона женский голос, а потом и мерзкий хохот. — Это мое-е…
— Кто ты, мерзость? — раздался за нашими спинами голос Димона. — Как ты смеешь протягивать лапы к величайшему перед нашими глазами?
— Я — та, кто разбудит страшного Апопа, и он возведет меня на трон Египетский и дарует бессмертие! — ответила гостья, и из под капюшона сверкнули злые глаза.
— Я убью тебя! — воскликнул Димон, и я почувствовала, как нагрелся сзади воздух.
— Не успеешь, забытый Бог! — торжествующе крикнула гостья и, шагнув обратно в угол, растворилась в темноте.
— Это еще кто?? — раздался удивленный голос Линды.
— Не знаю… — зло ответил Димон. — Но то, что она хочет разбудить Апопа — о-очень плохо!
— Кто такой этот Апоп? — Все эти интриги уже порядком мне надоели. — Опять мертвяк какой-то?
— Нет. Это демон мрака и ужаса, нарушающий цикл жизни и встающий на пути великого Ра… — сказал Андрюха. — Если он проснется, то горе и печаль обрушатся на землю…
— И что теперь делать? — Мне очень не хотелось, чтобы воскресла еще одна тварь, только сильнее в тысячу раз. — Вы же Боги, найдите и остановите эту женщину.
— Так и сделаем, — согласился Андрюха, — значит, наш путь лежит в Египет.
— Всего хорошего и наилучших пожеланий! — вежливо пожелала Линда и пошла к дверям, шумно вздыхая и показывая неимоверное облегчение. Я пошла следом, махнув им ручкой на прощание, но фраза, небрежно брошенная Димоном, заставила нас застыть на месте.
— Вы отправляетесь с нами.
— Что?!