Без рубрики

Шанс

[hide]Источник[/hide]
Автор: Наташа Николаева. г. ХабаровскУ дома, в котором я живу, своеобразная планировка: лоджии в квартирах нашего подъезда есть только на чётных этажах. В соседнем подъезде — наоборот, осчастливлены только нечётные этажи. И так далее, по очереди. Это не очень удобно. Я, к примеру, живу на 4 этаже, следовательно, соседи с пятого, выглядывая в окно, могут изучать всё, что у меня на балконе. А я постоянно опасаюсь летом, когда у них открыты окна, что мне на голову может свалиться что-нибудь тяжёлое: горшок с цветами или кастрюля с супом…

Они, ни в чём не виноватые, из-за дурости архитектора были несимпатичны нам, т.к. вызывали ощущение, что за нами постоянно подглядывают, а мы, бесспорно, были несимпатичны им, потому что они даже не могли спокойно покурить у окна, понимая, что это напрягает нас. Так и жили.

И вот однажды я вышла на балкон и обнаружила там фотографию пожилой женщины, которую нежно обнимал за плечи молодой мужчина…
Но сначала предыстория.

Мы познакомились с Игорем в поезде Москва — Хабаровск. Неделю мы ехали в одном купе, с нами ещё молодая пара — муж и жена. За долгий путь мы подружились. И ещё я почувствовала, а женщины в таких случаях редко ошибаются, что Игорь влюбился в меня. Мне он тоже очень понравился, но уверенности в том, что это нечто большее, чем симпатия, не было. Поэтому держала я его на расстоянии, хотя и не скрывала своего тёплого отношения к нему.

Он выходил раньше меня. Прощаясь, он протянул вырванный из записной книжки листок бумаги со своими координатами и сказал: «Если ты поймёшь, что я нужен тебе — позвони, и я приеду. Если звонка не будет, значит, я не должен вмешиваться в твою жизнь».

Дома сестрёнка помогла мне разобрать дорожную сумку, после чего заветный листок бумаги как будто испарился.

А время шло. Каждый день я вспоминала своего попутчика, каждую ночь он мне снился. И я поняла, что не могу без него жить. Я знала город и знала имя. Телефон я, естественно, не помнила, а фамилию свою он не назвал. Искать было невозможно.

За мной ухаживали другие парни, я всё пыталась забыть Игоря, но мне это не удавалось, и все прочие по сравнению с ним казались глупыми, бесцеремонными, уродливыми…

Прошло больше года. И на фотографии, найденной у меня на балконе, я узнала Игоря. Не могу описать своё состояние в этот момент (для этого надо обладать незаурядным писательским даром), но то, что ноги у меня подкосились, и я села там же, под соседским окном, на пол — это я точно помню. Потом я помню, как бежала по ступенькам вверх, как стучала кулаком в дверь соседей, забыв, что есть электрический звонок, как размахивала у них перед глазами фотографией и что-то требовала, как соседка поила меня валерьянкой и что-то говорила, говорила… А потом она набрала номер телефона, что-то кому-то сказала, а затем дала трубку мне, и я услышала его голос…

Всё оказалось как-то даже слишком просто. Наша соседка и мама Игоря когда-то учились в одном классе. Потом соседка вышла замуж и переехала в наш город. Они не виделись более двадцати лет, время от времени переписываясь и поздравляя друг друга с праздниками. И вот, соседка, побывав в своём родном городе, встретилась с подругой детства, и та подарила ей на память свою с сыном фотографию.

Как снимок оказался у меня на лоджии — никто не знал, хотя объяснений этому можно найти достаточно. Здесь нет никакой мистики, ничего сверхъестественного — это скажет любой, просто стечение обстоятельств. Но для меня это событие — не просто мистика. Я знаю, и никто меня в этом не переубедит, что то, что произошло с нами — истинное чудо. Нам на роду было написано найти друг друга, и, несмотря на то, что я не сумела понять это сразу, судьба была милостива ко мне — она подарила мне ещё один шанс.

Мы счастливы. Скоро у нас родится малыш. И мы расскажем ему, что своим рождением он обязан не только своим маме и папе.

А крёстными его будут наши соседи