Без рубрики

Непонятные "выхухоли" в парке

Автор — я, дело было во вторник на прошлой (не на этой) неделе.В прошлый вторник после школы решила я прогуляться в парке около метро, какого — не скажу, а то вдруг начнется «паломничество», скажу только, что не на самой окраине города, но и не в центре, рядом с довольно известной лесопарковой зоной. Погода наконец выдалась хорошая, а то думала, весны в этом году уже не дождемся, цветы будем на лыжах сажать. Но в парке оставалось еще довольно много снега под деревьями, лишь дорожки очистили.
Было уже довольно поздно, когда я выходила, часов около восьми наверно, уже начинались сумерки. Вышла я из парка, решила перед тем как поехать к себе домой на метро пару остановок, постоять еще, подышать немного. Купила себе мороженое, стою, значит, ем. Народу рядом практически нет, гул машин стихает, со стороны деревьев дует легкий ветер, красота, в общем. Вдруг вижу — шагах в пятнадцати впереди меня зашевелилась уже очистившаяся от снега прошлогодняя листва, и шорохи приближаются ко мне. Думаю: «Повезло мне, наверно сейчас еж прямо ко мне выбежит». Ежей я уже неоднократно видела в парке этом. Стала рыться в портфеле, ища свой телефон, готовиться сфоткать его, если получится. Но тут вижу — зверь наконец отчетливо показался, до меня оставалось метров пять. Это явно не еж. Зверюга довольно длинная, сантиметров 60 в длину, а ростом «в холке» мне чуть-чуть выше колена, наверно, лапы короткие, хвост тонкий и тоже довольно длинный, цвет буроватый, какая-то странная, в общем. Я подумала тогда — это такса, наверно, просто вывалялась в земле, поэтому грязная стала. Но в следующие секунды, получше рассмотрев ее, я поняла, что это не такса, а хрень какая-то. Глазки у зверя были маленькие, подслеповатые, как у крота, зато довольно большой нос, похожий на собачий и на пятачок одновременно, шкура грязная, в земле, часть тела голая, а на части торчит то ли шерсть свалявшаяся, то ли еще что, чешуйки какие-то. Я не знала, что и думать, перебирая в памяти известных мне животных, которые могут быть в городе. Зверь, видимо, мной заинтересовался не меньше, чем я им. Он довольно быстро подошел ко мне (передвигался он как-то боком, полуползя, полубежа), поднял морду вверх и, чуть покачиваясь, энергично втянул со стороны меня воздух носом. Затем издал звук, похожий на то, когда вода резко уходит в раковину, и подошел еще ближе, вплотную ко мне, стал по-собачьи меня обнюхивать своим носом-пятачком. Три-четыре раза он быстро обнюхал мне ботинки и штанину джинсов, а потом привстал, как суслик, и стал «на весу» обнюхивать мне руку и ладонь, где я держала мороженое, и тянуться к нему. Я наконец пришла в себя от удивления и сказала ему: «Фу! Фу! Кыш! Свали!» — в общем, все слова, которые пришли в голову, и машинально кинула ему прямо на бошку мороженое, выронив его из рук. Он слизнул часть его, встряхнулся и злобно опять издал такой же звук, продолжая тянуться ко мне своей подслеповатой мордой. Я отступила на пару шагов, порылась в портфеле и, найдя банку из-под холодного чая, запустила в него. И очень удивилась, когда он вмиг прокусил его своими зубами, да так, как ни одна собака не смогла бы, наверно, но после этого, к счастью, он отошел и пополз куда-то вбок, в сторону основного лесопаркового массива. Я постояла еще немного и пошла за ним (я его уже особо не боялась, было интересно), заметила, что впереди тянется по участку глубокого еще снега такой след, как от змеи — извилистый и довольно глубокий. Прошла я несколько шагов, как заметила его уже довольно далеко впереди, зато рядом на дорожку вынырнула вторая почти точно такая же зверюга, только потемнее, и кинулась сначала в сторону, а потом стала тоже набегать на меня. Я остановилась и крикнула ему на автомате: «Фу! Уйди! Прочь, животное, фу-фу!», загораживаясь портфелем. Он бросился мне прямо под ноги и, как и первый зверь, быстро обнюхал мне ботинки и коленки, нюхнул мой портфель. Видимо, мой запах, да и я сама, ему не понравились, он как-то брезгливо и презрительно сморщился, мол, ходят тут всякие, истерят. И отправился в сторону понижения дороги, в сторону небольшой речки, туда же, куда и скрылся первый зверь. Дальше снега уже не было, поэтому вычислить их по следам уже не было возможности. К тому же тут я поскользнулась и шлепнулась аккурат попой в сугроб. Я решила дальше не экспериментировать, никакого желания не было, вышла обратно к метро, и поехала к себе домой.
Вечером я осмыслила произошедшее, посмотрела том советской энциклопедии о животных, где все были подробно зарисованы и описаны кто у нас водится. Но не нашла совпадения ни с одним известным животным, а рассмотрела я их неплохо. Были элементы сходства с таксой, с бобром, с утконосом (но хвост был не такой), по морде — с кротом даже скорее. Собак таких пород я не знаю, едва ли такие могут быть, да и хозяев рядом явно не было, там вообще людей почти не было именно в тот момент, только небольшая компания стояла у метро метрах в 50, никто этого не видел, наверно. Больше всего напоминали выхухолей. Но были и резкие отличия. В общем, я пришла к выводу, что это больше из разряда «криптозоологии», да и веяло от них чем-то нечистым. Может это и бобер был какой-то, наевшийся чего-то на городской свалке, там недалеко речка была, и прокачавшийся до 100-го уровня. А может там на звероферме какую-то породу вывели секретно путем скрещивания таксы с ежом. В общем, не знаю, но, кстати, рассмотрев на обратном пути банку, которой я запустила в зверя, еще раз поразилась глубине и силе прокусов, получается, мне реально угрожала опасность. От одного, может, я отбилась бы, но от двух сразу, если бы они решили по-настоящему напасть — едва ли.
Такие дела. Конечно, я буду и дальше ходить тем маршрутом, а не сидеть в бункере, с тех пор вот больше недели ничего такого не видела там, правда, один раз видела, как мне показалось, довольно похожий плоский след среди кустов недалеко от того места, хотя возможно, это были просто лыжи или след от тележки.