Без рубрики

Легенда Ведьминой горы. Глава 4. Дежавю

Авторы: Panoptikum&Tefnut[hide]Легенда Ведьминой горы. Глава 4. Дежавю[/hide]

Курский вокзал встретил А. В. привычным шумом. Постоянное движение и ажиотаж вблизи билетных касс не кажутся таким докучливым явлением перед приятной поездкой.

Вопрос с временным размещением Буцы у сердобольной Лидии Егоровны был решен положительно. Весь необходимый бытовой скарб и продукты питания аккуратно разместились в крупной туристической сумке. А. В., купив билет и подходя к электричке, погрузился в свои мысли, связанные с планированием всех предстоящих мероприятий по уборке и обустройству нового дома. Подобные размышления были крайне приятны. Суета мегаполиса истощает и приводит к некой степени эмоционального отупения. Желание выбраться в тихое место, удаленное от города, где можно позволить себе наслаждаться окружающей природой, стало главным желанием А. В. в течение последнего года.

Издав характерный «выдох», электричка приняла А. В. в свое лоно. Заняв место возле скучающего субтильного мужчины в старомодной рубашке, А. В. достал из сумки деловой блокнот, с которым никогда не расставался, и начал вносить отметки о планируемых делах, требующих решения в предстоящий понедельник. Солнце недобродушно щекотало и вызывало обильную испарину. Путешествие должно было занять не более двух часов. А.В. приобрел у проходящего по вагону торговца сборник кроссвордов и погрузился в прекрасный мир догадок и разгадок, не заметив, как быстро электричка остановилась на платформе «Лесная».

Платформа «Лесная» находилась практически в лесу. Вокруг, куда не падал взгляд, была непрекращающаяся лесополоса, обильно заросшая соснами да елями. А. В. со слов Григория знал, что ему необходимо направится по одной из лесных троп, которая начинается с правой стороны по окончании платформы. Но, тем не менее, А. В.столкнулся с трудностью. Дело в том, что местные жители и, скорее всего, дачники проделали великое множество тропинок и направлений. Единственный выход из сложившейся ситуации А. В. усмотрел в том, что необходимо держаться правой стороны. «Гриша же сказал, что вдоль леса двадцать минут, и я в деревне. Заблудиться невозможно».

В самом деле, тропинка оказалась просторной и лишенной выемок. Погодные условия были благоприятными. Высокую температуру компенсировал свежий ветер, наличие которого подтверждалось нежным шуршанием листвы и потрескиванием сосновых стволов.

Следуя по лесу, А. В. задумался. И впрямь подумать было о чем. Уклад его жизни был самый обыкновенный, без каких-либо видимых пертурбаций. Излишняя монотонность и последовательность были основными свойствами этого уклада. А. В., чей возраст плавно переходил к стадии эндшпиля, подталкивал его к решению, которого он боялся принять. Привычка, как известно, вторая натура, но и ею стоит пренебречь, когда ценой вопроса может стать счастье. В самом деле, столь удобный образ жизни, как безбрачие, принес в свое время удовлетворение, но сейчас… «Что и кому останется после меня? Я состоятелен и не глуп. Получил хорошее образование, добился успеха. Сталкиваясь с проблемами, самостоятельно их решал. Жил и живу в свое удовольствие, но почему же так грустно?». А. В. заранее знал ответ на данный вопрос, но упорно не желал его озвучить в своей голове. Одиночество. Наверное, это участь любого гедониста. Лучшие годы жизни прошли, а сносные из них приближались к финишной прямой. Как бы А. В. не желал остановить время, его «личные часы» сокращали путь под названием жизнь. В силу указанных причин появление кота, даже произошедшее необъяснимым образом, стало приятным событием в его жизни. Столкнувшись с чувством ответственности и желанием заботиться не только о себе, но и о другом существе, он понял, что эти чувства явились откровениями для А. В. Он подспудно надеялся, что покупка долгожданной недвижимости станет не только очередным приобретением, но и отправной точкой его внутреннего преображения. Другое дело Сломский. Семья для него была и домом, и крепостью, опорой и надеждой. Счастье — для каждого человека категория индивидуальная, но мало найдется людей, утверждающих, что семья не представляет для человека абсолютной ценности. А. В. грустно вздохнул и поморщился. Переоценка всегда болезненна. Семейная жизнь предполагает переход от эгоизма к альтруизму, от безответственности к жертвенности, от временного удобства к постоянному блаженству. Две дороги, два варианта, два пути, но лишь один выбор.

Пока А. В., погруженный в непростые размышления, вальяжно дефилировал по лесной просеке, он внезапно устремил свой взор на один заинтересовавший его предмет. На расстоянии нескольких метров от сосны он заметил небольшую лужайку, на которой, искривленно раскинув приподнятые из-под земли корни, возвышался трухлявый, покрытый мхом пень. Что-то в нем было как будто знакомо. Строение пня и отдельные броские особенности наводили на мысли о дежавю. «Это тот самый пень, который мне приснился. На нем я и увидел Буцу» — вспомнил А. В. По телу А. В. прошла дрожь, а в горле пересохло. В голове зароились неприятные мысли и догадки. Приглядевшись внимательнее, он окончательно узнал то самое место, увиденное во сне. Тревога стала нарастать и по прошествии нескольких минут превратилась в чувство необъяснимого страха. Видимо, рефлекторно А. В. попятился назад и начал думать о целесообразности продолжения своего путешествия. Подняв правую руку и посмотрев на часы, А. В. убедился, что было без четверти три. «Значит, можно еще вернуться. Напрягает меня это местечко. Лучше вернуться обратно к платформе и пойти в сторону дороги, а там доберусь на попутке или, если потребуется, пешком». Развернувшись обратно и прибавив шаг, А. В. ощутил какое-то странное чувство неудобства. Вроде ноша была не тяжелой, да и просека вполне удобной для ходьбы, но что-то смущало. И вдруг его осенило. Стало тускло, и явно солнце закатывалось к западной стороне. А. В. остановился: «Как это? Всего половина третьего на часах, а смеркается, как в десятом часу. Этого не может быть!» — задавшись этим вопросом А. В. проследовал к лужайке. Оставалась надежда на то, что затемнение обусловлено густотой леса. Однако, посмотрев на открывшийся в полной мере небосвод, А. В. убедился, что вечереет. Внезапно где-то в кустах кто-то пробежал, и послышался звук, напоминающий звериный рык. С подкосившимися ногами А. В. опрометью бросился бежать прямо по тропе, которая предположительно вела в сторону деревни.